На главную



Rambler's Top100

Аркадий Петрович и мышь.


Рассказ (стр. 1)


Вернуться к содержанию | Рассказ Аркадий Петрович и мышь - Мариша - Мышкина помощь

Во дни Великой революции, которую ныне учат уже и школьники по классу истории, случилась в Москве одна маленькая и отчасти забавная также в некотором роде история, которую я и хочу здесь рассказать. Слышал я ее от самого Аркадия Петровича, тогда уже старика, тихого и скромного, а главное — на редкость правдивого и уже отнюдь не выдумщика. Если бы сами вы знали его так же коротко, как довелось знать мне, то, конечно, ни на минуту не усомнились бы в истинности его повествования, как не сомневаюсь и я; но так как вряд ли судьба сводила вас с ним,— был он большой домосед и к тому же великий молчальник,— то прошу вас поверить мне на слово.

Жил в ту пору Аркадий Петрович в одном из тишайших, между Пречистенкой и Остоженкой, переулков, ходил, как и все, на службу, а по вечерам, а то и долгою ночью любил писать для себя, почерком мелким и бисерным. Записки эти его, наискромнейшего из граждан республики, листал я не раз, а кое-что прочитал и вовсе внимательно; немало там любопытного от той любопытной поры, и когда-нибудь отдельные странички из них я извлеку на божий свет да на ваш суд. Хранятся они очень любовно и бережно у дочери покойного, Марины Аркадьевны. Во время же той истории с мышкой была она, впрочем, совсем еще девочкой, лет шести или семи, вряд ли больше того; все же и она кое-какие подробности помнила.

Аркадий Петрович снимал всего одну комнату, небольшую, но славную; любил он порядок. За стеною жили хозяева — рабочий-механик с женой; оба они с утра уходили на службу, однако ж хозяйка была к жильцу своему внимательна и благосклонна, кое в чем помогала и от души жалела Маришу, веселую девочку, что ей приходилось целыми днями оставаться одной. Но хоть скудна и голодна была эта жизнь, ни сам Аркадий Петрович, ни девочка на судьбу но роптали. Мариша дневным своим одиночеством также не тяготилась: была она характера легкого и, как и отец, фантазерка, самая уборка их комнаты была для нее каждый раз по-иному, но всегда увлекательным и веселым не то приключением, не то путешествием по неизведанным странам.

Окончив дела, позавтракав корочкой хлеба или холодной картошкою с солью, доставала из шкафа она толстые книжки с картинками, садилась к столу на отцовское место, и время летело так быстро, что всякий раз неожиданным бывал для нее отцовский звонок. Он приносил ей со службы поесть, а вечером в сумерки растопляли и сами свою железную «пчелку», стряпали ужин. Это было, пожалуй, самое лучшее время: волшебное тепло, веселый огонь, самый воздух в их комнате делался вкусным; оба они неумолчно болтали. Маришу Аркадий Петрович сам раздевал и укладывал, и было так нежно у ней на душе, как лучше и не бывает.

И вот, уложив девочку спать, сидел он однажды, писал; час был поздний, ночной. И слышит Аркадий Петрович, как кто-то громко довольно и довольно настойчиво по бумаге царапает. Не сам ли так уж увлекся? Оставил перо, прислушался. Тихо. Но только опять: цирк-цирк!.. Поогляделся, нет никого, и звуки замолкли. Опять наклонился к столу и, подумавши, бисером стал выводить на бумаге то, что его занимало в тихий этот ночной, раздумчивый час. Аркадий Петрович писал:
«Трудно стало быть добрым; раньше легко и ничего даже не стоило. Теперь же и корочку хлеба подать — отнять у себя. Но тут-то и надо...  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)»

И показалось писавшему, что тонкое на него струится чье-то дыхание. Поднял Аркадий Петрович глаза, а на краю стола — мышка. Стоит и глядит. «Так это она была, за обоями...» — подумал Аркадий Петрович и себе начал глядеть на гостью нечаянную.

Вернуться к содержанию
| Рассказ Аркадий Петрович и мышь - Мариша - Мышкина помощь


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


13.08.2009, 09:09. Иван Новиков.