На главную



Rambler's Top100

Аромат седой старины.


Рассказ "Серебряная свадьба". Страница №3.


Вернуться к содержанию | Рассказ Серебряная свадьба - Копнить и возить - Аромат седой старины - Интеллигенты - История Петра Поликарповича

Как хорошо, когда никуда не спешишь! Волен идти, а волен и так вот пристать к стайке людей и скоротать с ними летний денек. Сено душисто и пряно, его аромат возбуждает, даже немного пьянит, но опьянение это вовсе особого свойства: в нем смешано множество запахов, и в запахах этих такое же множество темных воспоминаний, и при этом не только своих, в коих волен отдать себе ясный отчет, но и древней — родовых, может быть даже общенародных. Это как бы какой-то развернутый в хаосе запахов эпос, но поет его, от ступени к ступени, не древний рапсод, а им дышит в лицо память былого, которое есть и настоящее; дышит земля в этих травах, пахучих, и терпких, и памятливых. Так дышит полынь далекой татарщиной; и прядка осоки, павшей под лезвием быстрой косы (и самый-то звук, как она вжикнула под лезвием острой косы, был звуком оттуда, из стародавних времен), прядка осоки хранит аромат едва ли не от седой старины сказочной бабы-яги и серого волка; и этот вот аккуратный серенький шомпол Тимошки — это двенадцатый год, и ополчение, и французы... Не спорю, быть может, это последнее и слишком индивидуально, но я хотел передать, как все насыщено преходяще-непреходящим, как это бывает всегда, когда ступишь на землю, и как это, в частности, буйно шумит в голове и в крови, когда опьяняешь себя, глоток за глотком, густою эссенцией запахов — на сенокосе — на русском лугу.

А сон у копны, у свежей полукопенки,— то ли приснится еще! Я и поел вместе со всеми и подремал с полчаса. Сено было обильное, возка веселая. Я помогал Петру Поликарповичу, как его все величали — по имени-отчеству. Бабы ушли встречать скот, и с последней телегой Петр Поликарпович отправил меня с пареньком.

— Ты оставайся у нас,— распорядился он даже несколько круто.— Место найдется. А ночью — будет гроза.— И он кивнул головой на закат.

Я лежал на возу — усталый, счастливый. Закат был багрян. Петр Поликарпович прав: будет гроза. Но что они были за люди? Быстро мы покидали душистое сено на сеновал. Сарай был опрятный, просторный, виден во всем хозяйский присмотр.

— Уж небось подоила,— сказал мне парнишка.— Вы бы пошли.
— А где же отец?
— А он пошел берегом. Через кусты. Я тут еще уберусь, вы ступайте.

Я поднялся на крыльцо и через сени заглянул в отворенную избу. Хозяйка стояла с подоткнутым подолом и выжимала, крутя, мокрую тряпку.

— Входите, входите,— сказала она и приветливо мне улыбнулась.— Я кончу сейчас. Вы очень уж скоро управились.

Я поглядел на нее и опять изумился. Правда, загар, но, удивительно, кожа не стала груба; руки хоть сильные, но небольшие; тонкие пальцы.

Вернуться к содержанию | Рассказ Серебряная свадьба - Копнить и возить - Аромат седой старины - Интеллигенты - История Петра Поликарповича


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


18.08.2009, 16:53. Иван Новиков.