На главную



Rambler's Top100

Блаженство.


Роман, приключение "Сердце и думка". Страница: 66.


II

Все предвкушали уже будущее свое блаженство, только Поэт задумчиво бродил мимо окон дома, где заключался предмет его стихотворений. Он никак не думал, чтоб счастием людей иногда управляло что-нибудь вроде Анны Тихоновны, чтоб Анне Тихоновне судьба могла поручить исправление своей должности, предоставляя в пользу ее и все поклонения, и все приношения. Поэту в голову не приходило, что на белом свете собственно своей особой и собственным своим языком можно сделать много для других и мало для себя.

Несмотря на это, какой-то добрый дух покровительствовал и нашему Поэту. Хотя здания мечты, основанные на надеждах, внушенных собственною мыслию, и не так прочны, как заложенные на постороннем внушении надежд; хоть это карточные домики, однако же и карточный домик может очень долго простоять, если не дуть на него.

Наш Поэт, Порфирий, был уверен, что женщины могут истинно любить только поэтов. Обнадеженный этой мыслию, он был спокоен, терпеливо ждал времени, которое проложит ему путь к сердцу очаровательной Зои, и не боялся соперничества; ибо знал, что он есть единый и единственный поэт в городе.

Любя во всем светлую сторону, он из семи дней недели выбрал самый светлейший для посещения того храма, где кумир его сидел иногда под окном, пригорюнясь.

Почти всегда приходил он к чаю. Посидит подле круглого стола, выпьет две чашки китайского нектара, разливаемого Зоей, выслушает внимательно какую-нибудь реляцию Романа Матвеевича о военных происшествиях под Модлиным, выслушает и вносный период Натальи Ильинишны о той погоде, которая стояла в это время в первый год ее замужества, посмотрит на головку Зои Романовны, потом на ручки и на ножки, повздыхает про себя... Чай уберут, Зоя Романовна уйдет в свою комнату, а Порфирий раскланяется и уйдет домой. Подобное препровождение времени имеет свои приятности и легкие крылья, лишь бы не было безнадежности; а надежда готова кружиться, бегать на одном месте, как белка в колесе.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

Прошло уже много воскресных дней, но разговор вокруг чайного столика всегда был не по части Порфирия, ни разу не коснулся до того предмета, в котором Поэт мог бы блеснуть своими сведениями и честью принадлежать, кроме медицинского сословия, к сословию российских поэтов и литтераторов. Сам же он иногда и начинал было заговаривать о прекрасных книгах и литтературе; но ни Роман Матвеевич, ни Наталья Ильинишна, ни Зоя Романовна не считали городового Лекаря способным судить о таких важных предметах; они даже не знали, что он пишет стихи, и думали, что его называют Поэтом только потому, что он рассеян и любит задумчивость.

Таким образом, гениальный талант мог бы легко погибнуть в глуши и посреди всех производств дел, в соображение которых не входит мир невещественный; но счастливый случай вывел нашего Поэта из безвестности.

Однажды, также во время чаю, Роман Матвеевич разрезал вновь полученную книгу — журнал и начал декламировать вслух какие-то стихи.

Поэт слушал, слушал с беспокойством и вдруг вскричал:

— Не так-с! это ошибка!
— Что не так? — спросил Роман Матвеевич.
— Эти стихи не так напечатаны.
— Ну, полноте,— сказал Роман Матвеевич,— не нам с вами поправлять то, что здесь напечатано.
— Ей-богу, не так-с, право, не так, а вот как... И — Поэт начал читать стихи наизусть.

Роман Матвеевич, Наталья Ильинишна и Зоя Романовна удивились.

— Да почему же вы знаете? — спросил Роман Матвеевич.
— Это мои стихи, я послал их для напечатания... тут, вероятно, в конце мое имя выставлено.
— Тут ничего не выставлено.
— Позвольте... Ай, ай, ай! стихи совсем переделаны! Вместо:
И на ланитах огонь пылает,—
напечатано:
И на щеках огонь пылает.

— Что ж такое? не все ли равно? — сказал Роман Матвеевич.
— Помилуйте, все равно! После этого вместо стиха:

Уста ее запечатлел горячим поцелуем,— надо сказать:

И рот ее запечатал горячим поцелуем. Поэт пришел в отчаяние, огонь бросился ему в лицо; приложив руку ко лбу, он грозил подать жалобу. 


Первая и вторая часть книгиПосещения (стр.63) — Поскорей (стр.64) —  Считаться женихом (стр.65) — Блаженство (стр.66) — В дорогу (стр.67) — Знакомство (стр.68) — Речь (стр.69) — Экзерцирхауз (стр.70) — Тайные переговоры (стр.71) — Ведьма (стр.72) — Обязанность родителей (стр.73) — Намерение (стр.74) — Заступаться (стр.75) — По пословице (стр.76) — Сова Савельевна (стр.77) — Верное сердце (стр.78) — Пятница (стр.79) — Любопытные вопросы (стр.80) — Игра в карты (стр.81) — Вечерело (стр.82) — Выговор начальника (стр.83) — Верное сведение (стр.84) — Настал черед (стр.85) — Думки нет (стр.86) — Приношение (стр.87) — Невежество (стр.88) — Чтения (стр.89) — Эвелина (стр.90) — На север (стр.91) — Санктпетербуржская ночь (стр.92) — Думка-невидимка (стр.93) — Новое лицо (стр.94) — Вторник (стр.95) — Шесть подруг (стр.96) — Мельани и Агриппинё (стр.97) — Зиновия, Пельажи и Надин (стр.98) — Кавалергард (стр.99) — Атташе (стр.100) — Капитан (стр.101) — Поверье (стр.102) — Мщенье (стр.103) — Мучения (стр.104) — Икс (стр.105) — Нечистая сила (стр.106) — Черный глаз (стр.107) — Ловец в обществе (стр.108) — У Вернецких (стр.109) — Нерешительность (стр.110) — Второе приглашение (стр.111) — Пожар (стр.112) — Спаситель (стр.113) — Претлошение (стр.114) — Свадьба (стр.115) — Ивановская ночь (стр.116) — Последствия (стр.117) — Конец (стр.118)

Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


10.11.2009, 11:30. Вельтман А.Ф..