На главную



Rambler's Top100

Иван Новиков - человек таланта и совести.


О жизни и творчестве И.А.Новикова. Страница 11.


Умер Иван Алексеевич Новиков 10 января 1959 года, не дожив нескольких дней до 82 лет. Он был полон творческих замыслов, на рабочем столе писателя остались рукописи глав нового романа «Пушкин в Москве», наброски литературных исследований (раздумья о русской литературе и ее роли в воспитании души не оставляли его ни на час)...

Новиков по преимуществу отражал различные этапы жизни своего времени. однако многое из того, что было написано Новиковым (в том число повести и рассказы, опубликованные в этой книге), не утратили современного звучания и сегодня. Нам дороги образы по-настоящему хороших людей, преданных народу и своей родной земле, июлей совести, долга, чести, человеческого достоинства, людей, умеющих беззаветно любить, у которых есть чему поучиться и наним, и будущим поколениям. Нам дорога озаренная пушкинским светом неколебимая вера писателя в талант и поэтическую душу народа, в могучую силу литературы и искусства, воспитывающих у людей чувство прекрасного, зовущих их к совершенству.

Мысли Ивана Алексеевича Новикова о вечных духовных ценностях, о нравственности, истинном и мнимом патриотизме, добре и зле, об идеалах новой жизни, активное неприятие писателем того, что мешает их осуществлению — «двойной морали», лицемерия, ханжества,— близки нашей борьбе за очищение от всего наносного и чуждого, появившегося в пресловутые времена «культа» и в застойные годы. Будто сегодня написаны вот эти полные грустной иронии, болью душевной продиктованные строки из повести «Возлюбленная — Земля»:

«Разве не знаем, как часто добро развращает и сеет порок, и на против того, как упорно ко благу ведут на железной цепи и подгоняют ременным кнутом? И самая нравственность? Вспомнишь знакомых людей, самых приличных, и как не сказать: вот человек, который подло возвысился до... даже не нравственности, а только порядочности, и как добродетельно, как самодовольно — ею он сыт! Да, чего только стоит добро, добытое к старости, после постыдного, а часто и прямо разбойного прошлого... Достойной ценой на земле покупается святость... И не есть ли она окаянная святость?»

Самым сокровенным, тем, что «наболело» у него в душе, Пони ков делится с читателем доверительно и ненавязчиво, как бы приглашая подумать вместе над поднятыми проблемами. Отсюда и своеобразие художественной манеры писателя — доверительной, душевной, в чем нетрудно убедиться при чтении этой книги. Собранные здесь повести и рассказы — это своего рода духовная исповедь их героев, в которой отражены исторические события сложных и трудных лет. Для Новикова сердце — необъятный, загадочный материк тончайших человеческих переживаний. Художникам еще предстоит открывать его. «И что за страна необычная — сердце!— читаем мы в повести «Возлюбленная — Земля».— Страна эта девственная, и сколько по ней ни броди, всю ее не изведаешь, всю не обойдешь. На тропках заветных, какие цветы, какие ручьи и родники — в заповедных местах!»

Тончайший психологизм в изображении «жизни души» героев тесно переплетен у Новикова с глубокими философскими раздумьями о связи времени, о вселенской истории и месте в ней человека. Чувством и мыслью, накрепко спаянными в напряженной, захватывающей читателя духовной атмосфере произведений Новикова, про-низаны и широкие, сочные картины жизни и быта.

Писателем создан свой, особый стиль, который можно было бы охарактеризовать как сплав художественного исследования «вторичных обертонов» души, космической философии мироздания и яркой, реалистической живописи чувственного, предметного мира.

Разнообразна жанровая, стилевая и языковая палитра Новикова. Писатель использует жанры повести-были («Душка», «Красная смородина»), повести-исповеди («Возлюбленная — Земля»), повести-притчи («Адам», «Товарищ из Тулы»), рассказа-были («Неувядаемая», «Жанна д'Арк»), сказки-были («Ласточка-парус», «Аркадий Петрович и мышь»), вводит в повествование библейские легенды («Неопалимая купина», «Ангел на земле», «Адам»). Великолепно владел Иван Алексеевич и жанром лирических рассказов, в которых живут со своей трогательной мечтой о чистой и возвышенной любви словно бы внучки и правнучки дорогих нашему сердцу тургеневских девушек.

Новиков был общепризнанным мастером пейзажа. Его лирические картины природы написаны то словно бы воздушной акварелью, то сочно, будто маслом. Они как бы омыты весенним дождем, озарены щедрым сиянием радуги. Новикову, так же как и его героям, свойственно взволнованное, романтически приподнятое восприятие природы, чувство органического единства с ней. В этом секрет обаяния замечательных пейзажей-аллегорий, живущих в его произведениях одухотворенной жизнью в качестве неотрывного их компонента. Как тут не вспомнить вошедшую в наше художественное сознание знаменитую тургеневскую пейзажную «светотень», которой Новиков учился у своего великого земляка.

Читатели, вероятно, обратят внимание на своеобычность языка и стиля произведений Новикова — кажущуюся незавершенность, частые многоточия, обозначающие и раздумья, и волнение говорящего. Все эти особенности связаны с доверительностью художественной манеры писателя, о которой мы упоминали: читатель сам поймет недосказанное, додумает и дочувствует то, что дано лишь в намеках многоточий.

Вместе с тем следует сказать и о некоторой, на современный взгляд, старомодности, а иногда и неоправданной синтаксической усложненности иных фразеологических построений у Новикова. Но это — издержки его неустанных поисков выразительных возможностей слова.

Наверное, не всем известно, что Новиков был и талантливым поэтом, автором книг стихотворений и поэм. Не отсюда ли и чарующая музыкальность, напевность его прозы? Стихи ему сопутствовали всю жизнь, были для него своего рода поэтическим дневником. В одном из стихотворений, написанных незадолго до смерти, есть такие строки: «Всему прошедшему — наследник я, а для грядущего - зерно»  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). Иван Алексеевич Новиков верил, что зерно, посеянное им, даст в душах потомков хорошие всходы. И не ошибся. Он оставил нам добротное художественное наследство. Наследство высокой пробы мастерства, привлекающее красотой и мудростью русского слова, воспитывающее и ум, и сердце.

Именно эти характерные особенности творчества писателя отметил А. Т. Твардовский в письме к И. А. Новикову, давая оценку одной из последних его работ — книге о Чехове. «Написана она, как все, что выходит из-под Вашего пера, хорошо, душевно, по-русски». (Из семейного архива Новиковых.)

В обширной и многоголосой нашей литературе голос Новикова негромок. Но он у него свой, собственный – чистый, честный, совестливый. К И.А.Новикову в полной мере можно отнести слова Эм.Казакевича, сказанные о тех писателях,
«… которые не написали ни единого слова фальши…» (Олеша Ю. Ни дня без строчки. М., 1965. С.3-4.)
Это ведь о совести писательской и гражданской, соблюсти которую в известные прошлые времена удавалось увы, далеко не всем писателям. Новиков дорожил совестью, как и честью своей, смолоду. И сберег ее на всю жизнь, верой, правдой, талантом служа народу. Он и останется в нашем читательском сердце как человек таланта и совести – эти два высоких понятия для истинного художника, каким и был Иван Алексеевич Новиков, неразъединимы.

О жизни и творчестве И. А. Новикова.
Талант и совесть > Формирование > Долг > Характеры > Мера > Вещи > Всем существом > Послеоктябрьское > История > Пушкин > Человек таланта >


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


10.07.2009, 16:57. Я. Волков.