На главную



Rambler's Top100

Черная работа.


Сборник для концерта "Эстрада".


Вернуться к содержанию >>>

Музыкально тренькнул звонок, и я поспешил в прихожую. В проеме двери маячила давно забытая фигура старого знакомого Генки Венесуэлова.

— Здорово, старик! — Генка преувеличенно широко распахнул объятья, потом привычным жестом сбросил пальто мне на руки, огляделся по сторонам и уверенно рубанул: — Сменить надо, мужик. Такие обои давно не носят! — и довольный собственной остротой, радостно заржал.
— Чепух-х-ха! — заскрипело вдруг откуда-то с высоты.
— Эт-то что такое? — Генкины брови удивленно полезли вверх. На него, косо свесившись с плафона, нагловатым немигающим глазом глядело иссиня-черное пернатое.
— А-а-а, здорово, ворон, здорово, птица! — Генка изогнулся в насмешливом поклоне.— Где ты такое пугало откопал? — повернулся он в мою сторону.
— Да так,— промямлил я,— случайно... от тетки осталось.
— Тетки-шмотки.. Смотрите лампы светодиодные для дома тут.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). Ну, как ты тут? — Генка, уже забыв о птице, двинулся в комнату и удобно устроился в кресле.— Люстра у тебя не того... не в струю.
— Да мне это как-то все равно — висит и висит. Лишь бы светло было,— застенчиво проговорил я. Всегда при встрече с уверенными в себе людьми я почему-то теряюсь.
— Ну, не скажи! Я вот абажур себе отгрохал — закачаешься! В комнате эдакий розовый интимчик,— Генка пошевелил пальцами, наглядно показав, какой именно интимчик создает в комнате абажур.— Цвет — он способствует!
— Б-б-бред с-с-собачий! — на выдохе проскрежетал ворон, спланировав в этот момент с плафона на телевизор и едва не потеряв равновесия на его полированной поверхности.
— Разговорчивый он у тебя, я смотрю.— Генка криво усмехнулся.— Сам дрессируешь?
— Да нет, такой достался,— отмахнулся я.
— Ну бог с ней, с птицей. Так о чем я? Да, абажур.

Дорого он мне встал. Я ведь его вот так доставал.— Генка замысловато вывернул руку над головой и без видимой связи с предыдущим спросил:— Ты сам-то как зарабатываешь?

— Да инженер я,— виновато развел я руками.— Что могу еще сказать?
— Ну, это не дело. Тут у меня одно местечко наклевывается... Триста рэ, не считая этих...— Генка выразительно потер двумя пальцами перед моим носом.— Вот так надо жить, инженер!
— Чуш-ш-шь! — опережая мои мысли, с усилием выдавил из себя ворон и, покачавшись из стороны в сторону, утвердился на спинке стула, на котором я сидел.
— Что это он у тебя? — занервничал Генка, косясь в сторону невоспитанного собеседника.
— Да ты не обращай внимания,— сказал я как можно миролюбивее,— птица — она и есть птица, что с нее возьмешь!
— Да? — Генка все еще недоверчиво переводил взгляд с меня на ворона. Но тот, исчерпав, видимо, свой небогатый словарный запас, впал в сонное состояние, и Генка снова оживился.
— Да! Тут я на одной выставке был — конец света! Красочки — глаз не оторвешь! И откуда они такие берут? Куда-а-а там нашим! А сюже-е-етики!.. Ты не был? Ну-у-у, старик, не понимаю, чем ты тогда занимаешься!— Генка брезгливо повертел в руках томик Тургенева, лежавший на столе, и пренебрежительно бросил его на диван.— Культурно надо жить, старик!

Мне стало страшно неуютно, и, словно поняв мое состояние, ворон, подпрыгнув, вцепился мне в плечо и с него, как заправский лектор с трибуны, прямо в лицо Генке безапелляционно бросил:

— Еер-р-рунда!
— Слушай, да убери ты куда-нибудь этого дурака! — взорвался Генка.
— Ну зачем же,— я мягко улыбнулся,— с ним как-то уютно!
— Ну, тебе-то уютно,— Генка поежился,— а мне... Тоже мне хобби нашел, чудак. Я вот сигареты собираю — пачек двести уже есть и все нераспечатанные! А? Причем всех цветов радуги — я их так по спектру и расставил! А страны! Весь мир, как на ладони! И глазу приятно и развивает! Вот так, старик!

— О чем это, очемэто, очемэтоочемэто!— скороговоркой затрещал ворон, взвившись в воздух и издевательски махнув крылом прямо над Генкиным пробором.
— Н-ну, я пошел,— пробормотал Генка, не сводя глаз с ворона,— дела у меня, мужик.

Он встал, вышел в коридор, оделся и хлопнул за собой дверью.

— Ну, спасибо, ворон, спасибо, птица! — с чувством проговорил я, благодарно потрепав ворона по холеной спинке.— Выручил!
— Пус-с-стякп! — мотнула клювом умная птаха и ворчливо добавила: — Т-т-р-рус-с-с! Чер-р-рную р-работу на меня с-сваливаеш-ш-шь!

Я промолчал. Что правда, то правда.


Вернуться к содержанию >>>

Читайте так же:



Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий


08.07.2009, 11:23. Ф.Малкин.