На главную



Rambler's Top100

Добро - не сказка.


Рассказ "Ласточка-парус". 7 страница.


Вернуться к содержанию | Рассказ Ласточка-парус - Нежность большая - Решился - Приключения - Чиновник - Листалась жизнью - Добро - не сказка

Крейсер их шел (плохонький крейсер) по очень опасному месту; подводные лодки, это было известно, их сторожили. Никита был в трюме, больной, огни все погашены, море темно. У Никиты был жар, и ему представлялись разные вещи. Шумела волна, и глубоко под водой ходили бесшумно огромные, глазастые рыбы. И в рыбах сидели такие же, как и он, рыже-кудрявые парни и мужики; и все они были рябые; и все они были Никиты. Но в рыбах был свой капитан, и он отдавал приказания. И приказания эти были враждебны! И рыбы метали икру, и икра была крупная — редкая — несущая верную смерть: плавучие мины. И ход этих мин был неотвратим.

А наверху, где лежало забвенное Никитино тело (но напряженно, в полубреду, бодрствовал дух), полуоткрытое веко давало увидеть в синевато-свинцовой таинственной мгле смутно серевший очерк предметов: бочки, тюки, кольца канатов и цепи. Но делал Никита усилие, и глаз начинал различать очертания печи (на печке отец, но его не видать), рушник на крюку, стенные часы с цепочкой и гирями — гордость семьи. И старая печь была как утес, и недвижимый рушник — как парус, опавший без ветра. И были часы... он еще напряг зрение — были часы — как механизм... если бы вспомнить какой! И вдруг увидал: однажды они разбирали тот механизм — механизм самодвижущейся смерти: плавучая мина! И ясно увидел Никита в бреду, как он четко и мерно работает и как мина несется на крейсер. Он быстро вскочил и хотел побежать, но дорогу ему заступили касатки: косо и резво носились они перед ним, как бы заплетая его в воздушную сеть: «Не бойся, Никитка, не бойся... Мы отстоим тебя...» И снова он падал в скрипевшую зыбку, спицы летали, бесшумно блистая в коричневых, старых руках, и зыбка скрипела, качалась. На зыбке был парус, и парус несли попутные ветры. Но мина внизу скользила наперерез — неотвратимо. И знал хорошо лежавший Никита, что ветру бы надо дуть посильней, или поставить еще —хотя бы самый маленький — парус. Сказать бы — да некому: старуха сидит как судьба —спицы мелькают,—и в коричневых древних руках цепляется петля за петлю. Сказать бы — да нем Никиткин язык, и ремы Никиткины руки. Рассчитано все —секунда в секунду: все это Никитке открыто. Ветер несет, но если б ускорить... ускорить еще..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

И видит Никитка, как села на мачту — касатка. И, сев, расправила крылья навстречу свежему ветру. И на какую-то долю вершка ускорился ход парусной лодки. Все было дело совсем в невесомости, в капле, в пылинке. Ей нелегко, ветер холодный и резкий, грудь у ней нежная — зачем бы сидеть на ветру? Но ласточка-парус сидела, крепясь, подставляя нежную грудь. И ласково пело где-то в крови, теплело у сердца: «Никитка, лежи... не бойся, Никитка.. Пройдем... пролетим...». И — легкий подводный толчок, точно бы боком, скользя и падает ласточка-парус мертвым комочком. И — безопасность. Наутро Никита Гаврилыч был наверху, на посту; мертвая птичка, как это часто бывает, валялась на палубе.

— А ночью, знать, стукнула боком, на полвершочка бы ближе, и — прощай, старина: в рыбьих кишках — не в трактире, не спросишь селяночки!

Никита Гаврилыч ничего в ответ не сказал: он знал, как это было нынешней темною ночкой. Никита Гаврилыч снова на суше; он управляет теперь тем самым хозяйством, где было когда-то это смешное, детское дело: «Что она птенчиков пьет? Нехорошо». И Никита Гаврилыч — крепкий матрос, и крепкий хозяин — на том самом поместье, что эфемерно когда-то было его, а ныне общественное; и Никита Гаврилыч — без предрассудков. Но малую птичку, с детства любимую, он чтит и теперь. Все это похоже на сказку? Не спорю. Но круговая порука в природе — не сказка, и не сказка — добро. А ежели б в мире добро и красота самопогибли ради другого, если бы это осталось на долю одной только сказки и перестало вдруг быть реальностью в мире — кончился б мир.

18 августа 1926 г.
Москва

Вернуться к содержанию | Рассказ Ласточка-парус - Нежность большая - Решился - Приключения - Чиновник - Листалась жизнью - Добро - не сказка


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


20.08.2009, 13:11. Иван Новиков.