На главную



Rambler's Top100

Дом души.


Глава V. Рассказ "Уход".


Вернуться к содержанию | Рассказ Уход - Сергей Хлудов - Поцелуй - Марина Викентьевна - Дом души - Свободен - Милая жизнь

Марина Викентьевна осталась опять на высоте над рекою одна. Все было здесь знакомо до мелочей: церковь в Игнатове, где было венчание, дорога к ней низом вдоль огородов, жиденький мост и дальше тропинка по ту уже сторону, мимо ключа, между волнуемых ржей; мельница у арендатора Сурикова, сейчас вырезная и четкая на фоне глубокого неба; крылья недвижны и поперечные доски сорваны майскою бурей, и в одном лишь крыле, тяжело и лениво приподнятом, доски не спали и висят посейчас темным сбитым пятном, точно пронзил это крыло степной Дон-Кихот и, приподнятый им, так и остался висеть; еще полевее, за речкой же, двойные ряды сараев и изб довольно большой, промышляющей больше извозом на станцию, Хлудовки, бывшей когда-то хлудовской вотчины.

Как все знакомо и мирно... Но как вместе с тем бедно и глухо окрест! Вместе с войною все затаилось куда-то, молчит. И если и дышит деревня, то разве лишь извечным покоем полей, леса и воздуха; надежное в нем обещание какого-то царства иного, где будет все наконец по справедливости, по-братски и человечно... Когда же, когда? И, глядя на серые избы, под темными, пыльными шалями крыш похожие очень на странниц, остановившихся передохнуть в дальнем пути, ощутила вдруг ясно Марина Викентьевна тяжесть своих (да, пока она с мужем, лежит этот груз и у нее за плечами...) слишком обширных полутора тысяч тучного чернозема. Не надо их... сбросить... для легкого шага в пути слишком громоздко.

И была для нее эта последняя мысль, как если б открыли затвор на реке, и быстрые, торопливо спешащие, одна обгоняя другую, зашумели в ней воды освобожденного чувства; прохладный и легкий ветер свободы проносился над ними в душе... «Да, да, да...— твердила в себе, как бы вне связи, Марина Викентьевна.— Одно из другого, одно неразрывно с другим. И нельзя безнаказанно... Надо себя, свое прежде... да, необходимо — освобождение».

Ей показалось, что дали, лежащие перед нею, сразу раздвинулись и какое-то движение, трепет пробежали по ним. Не сразу подумалось опять о себе, об остающихся, но эти мысли были легки. Ах, хорошо... Мужа ни в чем, по отношению к себе, не осуждала; больше того, она находила, что так будет проще, естественнее и для них... и для детей. Все дело лишь в том, что люди — разве и вам не бросалось это в глаза? —бывают различные: «присутствующие и отлетающие» (так про себя улыбнулась Марина Викентьевна).  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).. Одни всегда пребывают сами в себе, они никогда не теряются, душа и язык их не знают момента косноязычия, им на земле нет ничего недоступного: если не знают чего, могут узнать, все это просто; туманности — что это, собственно, значит? может быть, звездные? О, но тогда нетрудно и их изучить...

А бывает душа... (Марина Викентьевна грезила; легкий с реки ветерок шевелил ее волосы, чуть-чуть подвитые — по давней привычке; с братским приветом вечный этот и беззаботный странник в полях целовал ее шею, а тонкие пальцы опущенных рук непроизвольно ловили, по-своему также ласкаясь, шутя, легкое это движение; были глаза ее широко, светло и словно бы пусто открыты... Но не были пусты: мир проходил через них, как видение, не призрачный, но улегченный, или это она, может быть, протекала с ним вместе; и на всем лице ее, ставшем внезапно — о, безошибочно скажешь — девическим, на этом лице было такое общее нечто, как если б стояла она на борту парохода и ехала в дальнее плавание...) Да, так бывает душа, которая с телом не связана столь уже прочными узами и иногда, покидая его, отлетает... куда? Смешно отвечать: и у души есть дом — это весь мир. И вот в эти моменты именно то, что называют люди туманностями, это одно и есть единственно просто и ясно, свое; все же другое, оставленное, такое житейское, маячит оно очень невнятно, едва различимо, а на устах — или печать, или странное, собеседника порою, быть может, даже пугающее, косноязычие.

Но крепкой и вечною юностью юной вернется душа из отлета, и даст она просветлевшим глазам ясное видение, и речи — волнующий дар ударять по сердцам, и воле, поступкам — великую и четкую простоту. Не нужно и думать. Сама собою, слитная в теле и духе, Марина Викентьевна тронулась в путь. Да, именно так, сию же минуту. И даже не отойти, а отплыть, ибо ветер надул паруса, а путь по воде легок, естествен, широк...

Вернуться к содержанию
| Рассказ Уход - Сергей Хлудов - Поцелуй - Марина Викентьевна - Дом души - Свободен - Милая жизнь


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


13.08.2009, 12:45. Иван Новиков.