На главную



Rambler's Top100

Дом статского советника Кривцова.


Рассказ "Двойной орешек". Глава III - 6стр.


Вернуться к содержанию | Рассказ Двойной орешек - Священная молодость! - Незнакомая дама - Свидание старых друзей - Монеты - Дом советника - Обед у Кривцовых - Пустой малый - Никаких свиданий - Излечимо - Березка - С головою орла - Судьба посылает

Николка сдержался и не заплакал, но горько было ему; ноги ступали, как онемелые, губы зажал, сам того не сознавая, как суровый покойник отец. Так он шел, пока не свернул опять на Калужскую. Тут было тише, темней, заработала снова Николкина неглупая голова: конечно, покуда стоял, какой-нибудь городской проворный мальчишка слазил в холщовый его, деревенский карман... И как он до этого себя допустил! Как рассказать Глухарю, или бабке, или самой Вере Кирилловне? Нет, никому, никогда!

А обида его все росла. Николка шел тихо, его обгоняли. Целая стая ребят переходила дорогу из переулка; еще издали Николкины уши торчком — различили свистки, щелкание деревянного соловья во рту. Все эти сокровища могли бы быть и у него... Услышал он также чьи-то слова о панораме, о русско-японской войне и об осаде крепости Порт-Артура. Николка соображал, все это мог бы увидеть и он... Один из мальчишек, проходя мимо Николки, пронзительно свистнул ему прямо в ухо, а другой, с другой стороны, покуда обертывался, выдул в щеку длиннейший «тещин язык». Николка и сам, может быть, сделал бы так же, но в эту минуту горечь и злость так захлестнули его, что он, размахнувшись, не думая, ударил по шее одного и другого с изумительной быстротою и ловкостью.

Гвалт и крик поднялись возле Николки, кто-то схватил его за ворот, но Николка рванулся и отбежал. Тогда началась перебранка; на Николку наступали время от времени, он политично, медленно пятился, однако ж не убегал: одновременно из гордости и из осторожности, по давнему опыту зная, что спину подставлять не годится - опасно. Николка ругал мальчишек ворами, и это звучало так веско и убежденно, что противники были даже немного в смущении.

Николка опять повеселел: битва осталась за ним, и он за себя постоял. Становилось вовсе темно. Николка ускорил шаги. Он шел и поглядывал по сторонам, припоминая дорогу. Кое-где он прочитывал надписи — на лавках, домах. На одном из домов на углу, сером, нарядном, с кисейными занавесками, у ворот была надпись: «Дом действительного статского советника Александра Петровича Кривцова». На минуту мальчик остановился. Он знал, что сюда отправилась утром Вера Кирилловна, что тут и Сережа... «Вот бы зайти... — подумал Николка.— Какой-то он стал?»  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). Посмотрел еще раз на занавески, помялся: никого не видать, стоят цветы на окне. Николка тряхнул головой и отошел. Боевой задор его, бодрость снова поникли, увяли. Путь не близкий еще, но прямой, не очень веселый — к себе, к Глухарю, на постоялый.

Там было темно, керосиновая лампочка на проволоке слабо коптила; хозяйка спала; спал и Глухарь на лавке под образом; отсыревшие валенки его сушились на низкой загнетке, а онучи, размотавшись, лохмотьями, как клоки паутины, свисали с согнутых, худых его ног. Николка присел на краешке лавки; вечер долог был впереди и одинок, Веры Кирилловны нет и не слыхать. Мальчик еще покрепился, но ненадолго, заморщился нос, зачесалось у глаз, и Николка дал наконец волю слезам.


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


17.08.2009, 10:23. Иван Новиков.