На главную



Rambler's Top100

Формирование зодчего (1763-1778).



Книга "Архитектор Джакомо Кваренги".


Нарочито декоративные образы барокко отходят в Италии на второй план. Классицизм, который уже к тому времени утвердился в Англии и Франции, начал проявляться также в германских государствах и Австрии.

После учреждения Академии художеств в Санкт-Петербурге (1757 г.) ее лучшие выпускники по-ощрялись командировками во Францию и Италию. Первым таким посланцем российского правительства был В. И. Баженов (1737—1799), который прибыл в Рим в 1762 г. и вскоре за свои заслуги в области зодчества был удостоен звания профессора Национальной академии св. Луки. Чуть позже в папской столице оказался И. Е. Старов (1744—1808), а вслед за ним Ф. И. Волков (1753— 1803) — оба поборники классицизма с академической скамьи.

В городе находилось много итальянских художников и архитекторов разных уровней; некоторые из них имели мастерские, в которых обучались искусствам их приезжие коллеги. Одним из самых популярных итальянских архитекторов тех лет был, конечно, названный выше Пиранези; искусство его резца вызывало восхищение современников. Упомянем также имена тех, кто, хотя и строил в других городах Италии, но временами жил в Риме. Это Фердинандо Фуга (1699—1781), Карло Маркиони (1704—1790) и другие.

Произвольная композиция на римскую тему
Произвольная композиция на римскую тему. Частное собрание М. Скотти-Перего.

В такой разноязычной художественной среде, объединенной лишь одним — увлечением античностью, и оказался в 1763 г. Джакомо Кваренги. Страстно мечтавший о живописи, он вместе с тем проявлял интерес и к зодчеству. Со многими художниками и архитекторами, в том числе и с иностранцами, Кваренги был не только знаком, но и подружился. Это подтверждают его письма и дарственные надписи на чертежах, преподнесенных, в частности Сергелю, или упоминания в письме к скульптору Канове и пр. Вероятно, он был близок и с молодым французским архитектором А.-Ф. Пейром, один из проектов которого даже скопировал. Ряд рисунков Кваренги, выполненных в Риме, свидетельствуют и о его увлечении композиционным и графическим мастерством Пиранези, с которым он был знаком и, может быть, даже дружил. В отличие от великого мастера, в своих рисунках Кваренги не прибегал к гипертрофированию масштабов и сохранял нормальную соразмерность сооружений и изображаемых им персонажей. Таковы фантазия Кваренги на тему римских руин и совершенно реальное воспроизведение руин форума Нервы. Наконец, как он сам пишет, большое значение в его жизни сыграл молодой тогда еще архитектор Винченцо Бренна (1745—1820).

Биограф зодчего А. Мацци сообщал, что в Риме «Кваренги, очевидно, был в тех же условиях, что и его товарищи, и жизнь его ничем не отличалась от других... и чтобы как-то сгладить то огорчение, которое он доставил отцу, заставив оплатить его долги, он пообещал написать изображение мадонны как свой первый художественный опыт, что-бы показать, что он чего-то в искусстве успел добиться и что жертва отца не напрасна» [126, с.181].

В Риме юноша Кваренги был определен в мастерскую живописца и теоретика Антонио Рафаэля Менгса (1728—1779) — поборника классицизма, находившегося в зените славы. Однако вскоре после поступления к нему Кваренги Менгс покинул Рим и уехал на службу ко двору испанского короля Карла III Бурбонского. Оставленный на произвол судьбы молодой Кваренги был вынужден устроиться в мастерскую своего земляка художника Стефано Поцци (1707—1768). Под его руководством Джакомо учился живописному искусству около трех лет. Сам юноша высоко оценивал время своего пребывания в Риме и его значение для собственного образования. Он писал: «. . .если я и приобрел некоторые познания по части наук, истории и т. д., зависело от обильного и постоянного чтения то в Риме и от искания разговоров с людьми развитыми и образованными... и настолько велико было мое удовольствие видеть себя в средоточии всего наиболее прекрасного и наиболее примечательного, что создано было в античные и в современные годы, что, отбросив всякое иное развлечение, я стал думать только о предметах искусства».

Кваренги также пишет: «В мастерскую к художнику Поцци приходили учиться рисунку фигуры многие молодые люди, занимавшиеся архитектурою; и я, заключив с ними дружбу, и в особенности с неким Бренна, и мало-помалу полюбил такое благородное искусство» [28].  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)

Джакомо Кваренги / Пролог / Бергамо / История / Родина / Образование / Поиск пути / Формирование / Копирование / Палладио / Зарисовки / Признание / Реалист / Конкурс / Олимпико / Томазо и Сельва / Саркофаг / Бассано / Путешествия / Леду / Гимар / Екатерина II / Первооснова / Независимость / Рисунки / Побережье / В России (1779-1817) / На Неве / Петербуржские / Растрелли / Кремль / Шатры / Павел I / Культура и просвещение / Древность / Дворцы / Кулич и Пасха / Петергоф / Поручения / Признание / Угасание / Сотрудничество / Чертежи / Пейзажи / Вельё / Александровский дворец / П-корпус / Пропорции / Художник / Гравюра / Публикации / Мастера / Тосна / Пелле / Сокольничье / Адмиралтейства / Стасов / Триумфальные / Постройки / Торговые / Ратуша / Аничков / Гостиный / Продолжение /


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


Пилявский В. И. Стройиздат. 11.04.2010, 21:09.