На главную



Rambler's Top100

Фрэнки Адамс.


"Что с Терри Коннистон?". Роман - глава 4 - 8 страница.

Читайте так же:


Девушка, которую газеты, не обращая внимания на тот факт, что отец ее еще жив, называли «богатой наследницей Терри Коннистон», вышла из пруда. Надев резиновые купальные сандалии, она направилась к дому, но у двери остановилась и оглянулась — гладь воды сверкала на солнце до боли в глазах. Два года назад, приехав на каникулы, она впервые увидела этот сооруженный специально для нее огромный пруд. «Приготовил тебе небольшой сюрприз»,— сказал тогда отец.

Боковым зрением она заметила какое-то движение и, резко обернувшись, успела увидеть, как закрывается решетчатая дверь в дальнем крыле дома. Конечно же, это Фрэнки Адамс, больше некому. Долго он так наблюдал за ней? Не нравился ей этот дружок Луизы — актеришка, комедиант. Он был неискренний, весь какой-то скользкий и напоминал огромную ящерицу. Терри не могла понять, почему отец терпит присутствие этого человека. Впрочем, она давно перестала понимать своего отца.

Поднявшись к себе, она приняла душ, высушила волосы, надела мини-платье и критически осмотрела себя в зеркале: спокойное лицо не позволяло даже заподозрить, что на душе отнюдь не спокойно... Сложив в сумку учебники, вышла в коридор и хотела неслышно проскользнуть мимо кабинета, но отец вышел в ту же секунду — будто караулил ее. Загородив дорогу, сказал:

— Здравствуй, детка.
— Привет.— Она постаралась улыбнуться. За спиной отца, в кабинете, она увидела Карла Оукли, у него был озабоченный вид. Деловые проблемы, решила Терри: они оба казались измотанными. Ничего, подумала она, деньги вам помогут. Как всегда. Отец стандартно реагировал на все ее проблемы: «Вот деньги, купи что надо»  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

Эрл Коннистон нахмурился.

— Что-то рано ты уходишь.
— Надо успеть в библиотеку перед занятиями.

Это была ложь, ей просто не хотелось оставаться дома. — Хорошо бы нам с тобой выбрать время и поговорить. Дурацкое лето получилось, времени ни на что не хватает. «О-о! Уж мне ты не говори,— подумала она,— на что у тебя не хватает времени. Я в этом списке первая».

После встречи с отцом ей хотелось забыться в скорости — машина дала такую возможность. Терри до отказа выжимала педаль, и машина буквально пожирала дорогу. Фактически брата убил отец. А мать довел до алкоголизма, она уже никогда не выйдет из лечебницы. Он и со мной что-нибудь сделает, с горечью подумала Терри, если я вовремя не сбегу.

В четыре тридцать красная спортивная машина Терри пронеслась мимо развилки, где на узкой боковой дороге, ведущей неизвестно куда, стоял запыленный «олдсмобиль». При желании в нем можно было разглядеть два или три силуэта, но Терри не разглядела, поглощенная своими мрачными мыслями. Через четыре часа ей предстояло проехать здесь же, миновать эту же боковую дорогу. В начале седьмого Оукли спустился в большую обитую темным дубом столовую. Луиза познакомила его со своим гостем — Фрэнки Адамсом. У Адамса была маленькая круглая голова и самый большой нос, какой только приходилось когда-либо видеть Оукли. Руки у этого человека были похожи на живых, только что пойманных рыб. Пожимать такую руку было неприятно.

Оукли вспомнил слова Коннистона: «Уже шесть дней здесь живет. Понятия не имею, когда мы от него избавимся. Некоторые за неделю больше надоедают, чем другие за год».

— Мы с Луизой выступали вместе в телевизионных программах,— сказал Адаме и, встав в позу, произнес несколько фраз в стиле знаменитого Эда Салливана. Сходство было необычайное.

Коннистон, потягивая коктейль, с неприязнью смотрел на Адамса. Вдруг Адамс повернулся к Оукли и подмигнул. Речь его стала резкой, рубленой:

— Я вот что скажу, Карл, сообщите в Каир, пусть перестанут продавать нефть русским, иначе мы с ними завязываем... к черту вдов и сирот! Давайте сбросим на этих арабов бомбу-другую. И на Москву заодно. Пусть, наконец, все поймут, что Коннистон — большой человек.

Уже с первой фразы слушатели сообразили, что Адамс изображает Коннистона, причем делает это с жутковатой точностью, копируя не только речь, но и ужимки босса — вплоть до поднятого плеча и быстрого помаргивания. Закончив речь, Адамс приготовился к аплодисментам. Но дождался их только от Луизы. Оукли, смущенный, не шелохнулся. Коннистон весь напрягся, Адамс просиял ему в лицо, по-голубиному выпятив грудку.

— Понравилось?
— Я не нахожу это забавным,— заметил Коннистон. Он повернулся к Адамсу спиной и направился к бару.

У Адамса вытянулось лицо. Луиза сказала мужу:

— Ну, дорогой...

Коннистон приготовил себе новый коктейль, повернулся к жене и едко проговорил:

— Только не говори, что из-за моего отношения у нашего гостя нос позеленел.

Поняв, что шутка не удалась, Адамс попытался разрядить обстановку.

— Ну, о моем носе можно много чего сказать... А мне нравится ваш дом, Эрл, это уж точно. Никогда не видел такого ковра — по нему бы на лыжах ходить... Черт, не обращайте на меня внимания — я думал, что это будет забавно, вот и все. Я не хотел вас обидеть, Эрл. Наверно, слишком много в дешевых программах играл. Ну, извините. О'кей?

Оукли наблюдал, как взгляд Луизы алмазом режет Коннистона. Коннистон тряхнул головой, одним глотком выпил коктейль, потом сказал:

 — Ладно... Я тоже не хотел психовать. День был тяжелённый, извините.
— Конечно-конечно,— быстро проговорил Адамс и умолк, больше сказать было явно нечего.

Луиза молча поднялась и направилась к выходу из столовой. Оукли заметил, как Адамс не мигая смотрит ей вслед. Встретившись с ним взглядом, Адамс ухмыльнулся и подмигнул. Вот как, подумал Оукли, теперь понятно: Луиза использует Адамса, чтобы наказать мужа за «пренебрежение». Теперь объяснима ее откровенность: «Он меня почти не замечает. Что мне делать?». Она заранее освобождала себя от всякой вины. Как бы ни повернулись события, виноват будет Коннистон. И, конечно, ей, актрисе, нужна аудитория, необходимо положительное о себе мнение Оукли. Надо полагать, Луиза жестоко ненавидела Коннистона, если позволяла себе такое в его доме. Хотя... Глядя на широкую напряженную спину Коннистона, наливавшего себе третий бокал, Оукли подумал: «Не знаю, могу ли я ее винить».

...Через три часа зазвонил телефон. 

Роман "Что с Терри Коннистон?":
Митч | Флойд | Легко | Дочка | Вариант | Карл Уокли | Чиканос | Адамс | Убежать | Похищение | Соледад | Поплакать | Выбора нет | Джентельмены | Условия | Выбор | Сердце Эрла | Купить ложь | Запугать | Доверять | Убежим | Воздух | Уошингтон-кэмп | Удачное время | Свободу | Фон Роон | Передозировка | Не тронет | Мешает | Выстрелы | Много | Земли | Индастриз | Мешок с камнями | Я хочу | Граница | В кабинете | Банда | Сонойта | Каборка | Пуританин | Герой | Чарли Басе | Опасные люди | Подход | Злой янки | Со стволом | Засада | Перестрелка | Амиго |


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий


11.06.2009, 10:08. Брайен Гарфилд.