На главную



Rambler's Top100

Ивановская ночь.


Роман, приключение "Сердце и думка". Страница: 116.


XV

Настала великая Ивановская ночь, ночь торжественного шабаша нечистой силы на Лысой горе. Нечистая сила, окутанная тучами, несется со всех сторон в образе египетских гиероглифов. Вихрь мчится вперед; он взвил прах с Сахары, свернул полотном воду с поверхности моря, принес на Лысую гору, начал строить великие палаты, колоннадой из водяных столбов, накрыл ее хм ар ой, зажег вместо светильников молнии, уставил на горе трубачей-ветров под началом Вьюги, заготовил угощенья и ждет Старшого и знатных гостей. Вот прибыл на бороде верхом Кощей Бессмертный, прикатила в ступе Баба-Яга, приплыли на потоках Русалки, слетелись на помел ах Ведьмы, сбежались Лешие и Домовые, пришли, подпираясь клюками, Колдуны и Чародеи — и все ждут Бурю великую Грозу громоносную. Едва показалась она из-за дали далекой, вихрь и туча пошли навстречу.

Вот приближается к Лысой горе Буря великая Гроза громоносная с громом и грохотом, с треском и трепетом... Ветры взвыли хором хвалебную песню.

Опустилась Буря великая над Лысой горой посреди шума и кликов, посреди озаренных голубыми и багряными молниями смерчей, воссела, нахлупилась. Вокруг нее стала дружина и старшие: Пррр, Тшшш, Фффф, Ууууу, Ссссс и Ммм.

Когда ветры прогудели на дуплах, проклубились Русалки, проаукало Эхо, понесли угощенья: изморозь, крупный град и крупу на блюдах, и в чашах заздравный туман.

— Ну, Баба-Яга, как ты поживаешь? что нового?
— Пришли черные годы, Буря великая Гроза громоносная, пришло в ступе воду толочь!
— Истолки в мелкий порох, скажу спасибо.
— Проявилось на белом свете неверье в людях, едешь — никто не кланяется, знать не хочет, едешь — и подмести нет ничего... житья нет! Мою избушку на курьих ножках с лица земли стерли, построили на месте палаты с крестом. Живу в погребах да в подвалах, да еще и за ночлег плати; а я человек не денежной: пришло побираться на перекрестках! Вот какая доля! Помоги, Буря великая Гроза громоносная! Какие-то народились книжные кудесники, переписали всех в книги, и меня написали, уладили такой запрет, что и малые ребята перестали старой бабы бояться; не только что розгой — всем помелом ничего не сделаешь! И в сказках пишут не про богатырей великих, а про каких-то все вельмож, что чужими руками жар загребают да пушкой воюют, палицы не смогут с земли поднять... Да еще какие-то людские взялись мудрецы, допытываются, откуда я родом. Говорят, видишь, из Индейского царства, а я... вот тебе шиш! сроду там не бывала!
— Чудные вещи ты рассказываешь!.. Ну а ты, Кощей? что у тебя в подземельном царстве нового?
— Да что, учусь читать и писать!
— Это что?
— Верно, век такой пришел! Бывало, двух перечесть не умеешь; да и к чему считать, как во всем избыток, всего вволю; а теперь не то время — бедность да мель! Бывало, вместо подписи капнешь да размажешь пальцем, а дьяк напишет: руку приложил такой-то; а теперь сам собственной рукой напиши и имя, да еще напиши, что и руку прикладывал; а то не верят: говорят, что подписывать-то ты сам подписывал, да, может быть, не сам руку прикладывал.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).
— Хм! что ж ты теперь почитываешь?
— Да о самом себе историю читаю; таких вещей понаписано!
— Хорошо?
— А провал знает! странная книга: как смотришь в нее, так хорошо; а как отвернешься, так худо.
— Хм! а что, дочки здоровы?
— Что ж им делается!
— Ни одной не сбыл с рук?
— Одну только Машу, да и то обманом; устарели в девках.
— Неужели обманом?
— Уже: обморочил Ивана Царевича, Берендеева сына: влюбился в накладную красоту да и увез — я и рад; еще попугал его, чтоб скорее выбежал из подземельного царства. Про это есть и История печатная, чудная История! я наизусть выучил! угодно, перескажу?
— Вдругорядь!.. Ну, Домовые, вы что?
— Да без мест, кое-где бродим.
— Как!
— Места за печкой уничтожены.
— Неужели? — Уже.
— Хм! А вы, Лешие, что скажете?
— Леса переводятся, жить негде.
— Неужели?
— Уже.
— Хм! Надо принять меры! Тс! Ветры! позвать Русалок!.. Ну, каково вам?
— Бедность настала! пощекотать некого.
— Отчего?
— Да люди не щекотливы стали.
— Что-то вас мало?
— Перевелись, а вновь не прибывают — девицы перестали топиться от любви.
— Да что-то у вас щетинисты волосы?
— Накладные.
— Это что!
— Мода такая.
— Ах вы, тина болотная! за модой гоняются! Ведьмы что?.. Где Ведьма Киевская?
— Еще не бывала: верно, где-нибудь застряла между огнем и полымем.
— Бррр! не люблю кто опаздывает! пляшите!.. Кощей, тряхни бородой! А мы, господа, составим совет. 


Первая и вторая часть книгиПосещения (стр.63) — Поскорей (стр.64) —  Считаться женихом (стр.65) — Блаженство (стр.66) — В дорогу (стр.67) — Знакомство (стр.68) — Речь (стр.69) — Экзерцирхауз (стр.70) — Тайные переговоры (стр.71) — Ведьма (стр.72) — Обязанность родителей (стр.73) — Намерение (стр.74) — Заступаться (стр.75) — По пословице (стр.76) — Сова Савельевна (стр.77) — Верное сердце (стр.78) — Пятница (стр.79) — Любопытные вопросы (стр.80) — Игра в карты (стр.81) — Вечерело (стр.82) — Выговор начальника (стр.83) — Верное сведение (стр.84) — Настал черед (стр.85) — Думки нет (стр.86) — Приношение (стр.87) — Невежество (стр.88) — Чтения (стр.89) — Эвелина (стр.90) — На север (стр.91) — Санктпетербуржская ночь (стр.92) — Думка-невидимка (стр.93) — Новое лицо (стр.94) — Вторник (стр.95) — Шесть подруг (стр.96) — Мельани и Агриппинё (стр.97) — Зиновия, Пельажи и Надин (стр.98) — Кавалергард (стр.99) — Атташе (стр.100) — Капитан (стр.101) — Поверье (стр.102) — Мщенье (стр.103) — Мучения (стр.104) — Икс (стр.105) — Нечистая сила (стр.106) — Черный глаз (стр.107) — Ловец в обществе (стр.108) — У Вернецких (стр.109) — Нерешительность (стр.110) — Второе приглашение (стр.111) — Пожар (стр.112) — Спаситель (стр.113) — Претлошение (стр.114) — Свадьба (стр.115) — Ивановская ночь (стр.116) — Последствия (стр.117) — Конец (стр.118)

Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


12.11.2009, 10:58. Вельтман А.Ф..