На главную



Rambler's Top100

Постоянство нашла, изменив постоянству.


Рассказ "С севера - на север". Страница 5.


Вернуться к содержанию | Рассказ С севера — на север - Крушение - Северянин - Беспокойство - Изменив постоянству

Странно: Аглая Петровна не огорчалась и тем, что он так бранит ее юг; напротив того, преувеличенность его выражений была ей приятна: это были все те же за кормой парохода вскипавшие струйки, рокот их был легок и радостен. И все же она немного перечила:

— Мне нужно тепло!
— Тепло... оно есть только на севере.

И несколько раз он принимался рассказывать, какой у него на берегу океана, на севере, дом и как там просторно. Зимой он живет в Петербурге, но каждое лето приезжает к себе. Дом заколочен, он открывает его, и у него хорошо. Только живет — он один.

— А вы хотели б...— неосторожно начала она и замолкла. Он отвечал, тоже помедлив, издалека, как бы листок за листком приоткрывая некую тайну:
— Я и на юге не расставался со льдинами. Я составляю словарь и грамматику... для лопарей. Я уже сильно подвинулся, но мне и еще., необходимо... живое общение...

«У нас там, на севере, нет медицины...— параллельно подумала Аглая Петровна, как бы беря соседний аккорд.— И кусочек меня... моего... этот вот йод... уже был в твоем чемодане... со словарем и с грамматикой...» Она различала теперь дружное пение волн за кормой; и это согласное пение было теперь очень отчетливо в наступившем их общем молчании.

— Да, я хотел бы,— сказал он внезапно.
— А именно что?
— То самое, что вы спросили. Я медлил и ждал. Я хотел бы совсем... его не заколачивать.
— А это возможно?
— Да, если...

Странно, неспешная эта короткая ночь с куполом звезд, неподвижных и строгих, сверкающих и подвижных, она разрешила по-своему вопросы о верности и постоянстве. Медленно, верно вращалось звездное небо на вышине, светила текли с востока на запад. И медленно, верно какая-то стрелка в груди Аглаи Петровны вращалась... вращалась с юга — на север. Тихо; говор под утро негромок; перепел — громче. Немножко кружилось в ее голове, снежинки порхали, но было тепло. Север и океан... и лопари... и... какая же настоящая верность! Верность — как море, в ней — утонуть!

Не странно ли: в тридцать два года-как если бы вдруг, в короткую ночь,— нашла себя самое, настоящую.» А впрочем, Аглая Петровна уже не думала больше, не размышляла, как размышляла в Москве: это так утомительно думать — о себе... о себе...

О себе непрестанные думы — это как бездна; а думы другие — о живом существе, лежащем в степи и видящем звезды и лопарей — о, как легко, неутомительно! И дума встречает другого, исполненного своими, уже не чужими ей думами, она не летит в пустоту и, встречая живое по пути существо, теплеет, теплеет, и в этом другом — рождает тепло. Доселе Аглая Петровна всегда и во всех увлечениях любила, не понимая того, только себя, теперь же...

И только, пожалуй, одна полушутливая мысль все же была — о себе. Впрочем, тогда уже минула эта степная открытая ночь, и еще минул день; у нее в кошельке лежал теперь новенький билет — на Архангельск. Телеграмму в Москву дала она очень короткую — близкой подруге: «Хлопочи мое место, не еду». А сейчас, на дороге — в пространства, в окно, шептала она пояснения:

— Я бросила север, я изменила ему для постоянства — для юга, но постоянство нашла, изменив постоянству: еду на север!

Спутник ее видел (и понимал) эту улыбку. Он думал о доме на берегу океана и о просторном белом столе, похожем на всплывшую льдину; и на столе были словарь и грамматика: это как первые цветы на снегу — огромные незабудки на Новой Земле. И он думал о том, что этот их дом теперь не пустой и Большая Медведица — будет над ними обоими.

1929
Москва

Вернуться к содержанию | Рассказ С севера — на север - Крушение - Северянин - Беспокойство - Изменив постоянству


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


21.08.2009, 16:35. Иван Новиков.