На главную



Rambler's Top100

Пародии на фильмы Сесиля де Милля в фильме "Кармен".



Драматичная сцена смерти героя Чаплина.


Ко времени пребывания Чаплина в фирме «Эссеней» относится его работа над фильмом «Кармен». Фильм этот обычно выпадает из поля зрения исследователей творчества Чаплина.

В СССР он демонстрировался лет тридцать тому назад одновременно с «Прерванным романом Тилли» и «Парижанкой», но остался не замеченным зрителями и критикой.

«Кармен» в творчестве Чаплина стоит особняком. Это — пародия на одноименные фильмы Сесиля де Милля (с участием оперной дивы Джеральдины Фаррар) и Гордона Эдуардса (с участием Теды Бара). Пародия жестокая и беспощадная. Вместо роскошных (по тем временам) декораций, воздвигнутых на съемочных площадках студий «Феймос Плейере» и «Фокс», Чаплин ограничился примитивными, как в фильмах фирмы «Кистоун», выгородками. Специфика жанра не помешала Чаплину вмонтировать в пародийные эпизоды, поставленные во вкусе Мак Сеннетта, кадры подлинной хроники боя быков, что, несомненно, способствовало гротескному заострению некоторых сцен. Пародируя оперную бутафорию и чрезмерную мелодраматичность Голливуда, Чаплин не стремился к воссозданию знойной атмосферы Испании. Несколько вывесок, табличек и афиш на испанском языке, живописные плащи и широкополые шляпы контрабандистов — вот, пожалуй, и все детали, напоминавшие зрителю, что действие происходит в Севилье и ее окрестностях.

Пародийность фильма сказалась, в первую очередь, в распределении ролей. Неуклюжий и трусливый Эскамильо (Джон Ренд), косоглазый кретин — контрабандист Ремендадос (Бен Тюрпин), его опереточно толстая жена Фраскита (Мэй Уайт), экспансивный и вертлявый Цунига с усиками злодея из дешевой мелодрамы (Лео Уайт), флегматичный обжора Лилас Пастья (Джек Хендерсон), шайка контрабандистов, очень похожих на типичных американских оборванцев, и драгуны, отчетливо напоминающие типажем, ухватками и формой головного убора кистоунских полисменов, белокурая красавица Кармен (Эдна Первиэнс) на фоне всего этого совершенно ослепительный Ден Хозьери (в переводе на русский язык что-то вроде Данилы Трикотажа ) — Чаплин.

Пересказывать содержание фильма излишне: с незначительными отступлениями сюжет его повторяет либретто оперы Жоржа Визе.

Ден Хозьери — это Чарли, вырядившийся в драгунский мундир с чужого плеча. Поэтому в нем, как и в Чарли, своеобразно сочетаются эксцентрика и лирика, буффонада и трагедия. Эксцентрическая буффонада присутствует во всех эпизодах, где фигурирует бригадир Хоз. Походка опереточного пшюта в сочетании с волочащейся по земле и путающейся в ногах кавалерийской саблей создает внешний гротесковый силуэт персонажа. Вместо сабли в ножнах у Хозьери короткий, не длиннее 15 сантиметров, обломок, которым он пользуется то для того, чтобы резать жаркое, то для того, чтобы почесать спину. Хозьери — невероятный фанфарон и позер: во время дуэли с Цунигой он принимает нарочито небрежные позы, между отдельными парадами и выпадами выкидывает антраша, сбив Цунигу с ног, он намеливает свой палаш и, пользуясь им, как бильярдным кием, сшибает с обеденного стола яблоко. Дуэль на палашах сменяется французской борьбой, Цунига переходит в партер, Хозьери применяет двойной «захват». Французская борьба, в свою очередь, переходит в драку. Хозьери валит Цунигу на стол и пытается прирезать его саблей, как свинью. Сабля неожиданно изгибается в виде французской буквы «S». Хозьери ничего не остается, как придушить Цунигу голыми руками.

Полная противоположность пародийной сцене дуэли — финальная сцена убийства Кармен. Чаплин, сбросив свой опереточный мундир, теряет гротесковость, буффонность, эксцентрику. Бледное измученное лицо, горящие внутренним огнем глаза, в которых в этом эпизоде не остается ничего от клоунады, пародии и бурлеска. Чаплин играет эту сцену всерьез. Сцена испорчена партнершей Чаплина — Эдной Первиэнс, которая не сыграла ни Кармен, ни пародии на Кармен, ни тем более трагической гибели женщины, стремящейся к свободе.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)

Последний взгляд умирающего Дена Хозьери понастоящему трагичен. «Вы видели, как умирают Цаккони, Джованни Грассо, Шаляпин. Вы видели также, как умирает Чаплин...»,— писал Деллюк.

Деллюк не упоминает о том, что сыгранная как будто всерьез сцена убийства завершается пародийной фарсовой концовкой; к трупу Хозьери сзади подбирается злокозненный торреадор, обуреваемый желанием ударить своего мертвого соперника каблуком в зад. Хозьери, хотя он убит, внезапно начинает «увиливать» от удара. Растерявшийся Эскамильо никак не может уловить удобный для удара момент. Тогда «покойник» наносит торреадору удар ногой в живот. Эскамильо вылетает из кадра, после чего внезапно воскресший Хозьери вскакивает на ноги, протягивает руку Кармен, чтобы помочь ей подняться. «Воскресшие» с улыбкой рассматривают бутафорский нож, лезвие которого при ударе полностью уходит в рукоятку.

Книга о ЧаплинеКиноведениеГеоргий АвенариусИсследователи ЧаплинаВклад в киноискусствоДетство ЧаплинаУвлечение циркомТеатральная карьераСмена театровИгра в скетчеНародные мимыФабрика смехаМолчаливые птицыАртистическая подготовкаГастроли в СШАПереходГолливудФарсыОсобенности СеннетаТипажиКонтракт с КистоунНеудачный дебютОбраз бродягиПобеда пантомимыПервые фильмыЧейсДвадцать минут любвиПрерванный романУход от СеннеттаДоисторическое прошлоеИнс и ГриффитТворческая свободаМаленький человекФильм РаботаКомедия ЖизньФильм Полиция КарменСамозванец и оценщикШедевр Тихая улицаХарактер маленького ЧарлиИммигрантМир тюрьмаТравестиThe FiremanНеобычный образХобоПодлинное лицоЧарли - жертва


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


Г. Г. Авенариус. 01.10.2010, 16:33.