На главную



Rambler's Top100

Копнить и возить.


Рассказ "Серебряная свадьба". Страница №2.


Вернуться к содержанию | Рассказ Серебряная свадьба - Копнить и возить - Аромат седой старины - Интеллигенты - История Петра Поликарповича

Солнце было уже высоко, когда я дошел до излучины речки. Она огибала не слишком высокий, заросший дубами, березой, ольхой приветливый холм. Я был уже рад передохнуть в зеленой тени. Но, по правилу всех пешеходов, отдыхать хорошо, в полную меру, не у подножия вставшей преграды, а, преодолев, на вершине. Так я и сделал. И как хорошо разметнулась земля передо мной!

Излучина речки блестела — серебряная. На отдалении избы, село. Между селом и рекою луга. А на лугу, по ту сторону леса, открылся мне сенокос. Пестрая дружная рать — в белых рубахах, в ярких платках. Грабли обернуты ручкою книзу, а клецами вверху бороздят облака. Слитный, ко мне доносящийся говор, чей-нибудь звонкий, раскатистый выкрик — все это так гармонирует с рокотаньем воды у моего каменистого берега, со всплеском наткнувшейся под водой на корягу какой-нибудь порывистой рыбины.

Перевоз на лодке

Мне захотелось туда. Дощатая лодка у маленькой пристани для полосканья белья плескалась на том берегу. Я помахал, покричал, и через четверть часа паренек лет четырнадцати, ловко работая одним веслом на носу, быстро меня перевез. Голубые стрекозы реденькой стайкой сопровождали наш переезд.

— Копнить нынче будете?
— А как же! Нынче будем копнить.
— А у вас что же, артель?
— Зачем артель! Почитай, все село. Раньше делили делянками, теперь по копнам. Так же и в поле. Рожь и овес.
— А кто же у вас такие порядки завел?
— Как кто? А отец.
— А отец тоже тут?
— И отец тут, и мать.

Когда мы добрались до луга, я попросился в работу. Меня допустили.

— Что ж, становись,— сказал мне высокий, немного сутулый мужик, отец паренька-перевозчика.

Под густыми бровями спокойные серые небольшие глаза глядели с большой простотой. Взгляд этот, ровный и твердый, не покидал его и тогда, когда на минуту оставлял он работу, чтобы вытереть пот на лице, на обнаженной груди или выпить кваску из жбана под вышитым полотенцем, ни тогда, как обращались к нему за советом, как к старшему: копнить ли сегодня или отложим на завтра?

— Копнить и возить.
— Нынче же?
— Да.— Он только кивнул головой. А через минуту заметил, обращаясь ко мне: — Барометр с утра ненадежен, надо возить.

Про себя я сразу не мог и назвать этот взгляд; скорее всего этот взгляд был рабоче-уравновешенный, как если бы у этого человека за его чуть погнутыми жизнью плечами стояла богатая, трудная и преодоленная жизнь и преодоление это было — в труде. А между тем мало по виду он отличался от других мужиков. Та же копна рыжеватых, выжженных солнцем волос, та же кудрявая проседь на жилистой шее, те же корявые руки с бурой каемкой ногтей.

И, однако, жену его сразу я отгадал. Между других, ярко цветных и голосистых, была одна тихая, маленькая, в белом платочке; из-под платка выбивалась каштановая с легкой проседью прядка волос. Казалась она немножечко тут чужестранкой. Не то чтобы вовсе не русской, а как капелька масла плавала и золотилась на поверхности чистой воды. Со мною и другие пошутили, насчет того, не иду ли к угоднику и что это, дескать, по нынешним временам будто и вывелось, но эти — ни он, ни она — ни о чем не расспрашивали и вообще проявили скорей как бы сдержанность.

Вернуться к содержанию | Рассказ Серебряная свадьба - Копнить и возить - Аромат седой старины - Интеллигенты - История Петра Поликарповича


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


18.08.2009, 16:46. Иван Новиков.