На главную



Rambler's Top100

Лиризм.


"Рассказ о прохожем" страница 2.


Вернуться к содержанию | Рассказ о прохожем - Лиризм - Зачем я иду - Сердце приоткрылось - Нагнал свое прошлое

Про Никиту Петровича никто ничего толком не знал. Переводы свои с персидского, китайского, монгольского он делал отлично, хотя и страшно медлительно. Жил кое-как. Был «органически холост», как про него говорили люди с язычком, на женщин поглядывал как на полянку в лесу. Я спросил у одной очень милой особы, которой Никита Петрович наш явно и сильно, по-настоящему нравился, отчего бы ей не выйти за него замуж. Она отвечала: «Да разве можно выйти замуж за воздух?»

Но это неправда, Никита Петрович разве что несколько был чудаковат, но отнюдь не был «воздухом». Вот в этот вечер как был он мил! Да и с девчатами как разболтался! И говорил дельные вещи.

— Что значит лирическое? — спрашивал он.— Лирическим должен быть сам человек, тогда всякая сцена станет лирической, а без этого и самую гибкую ветку под солнцем назовешь древесиной.

Оленька Таракан на него изредка взглядывала, и не без интереса: наслышана о нем была, но видела в первый раз. Я знаю ее уже несколько лет. Мать ее овдовела, когда девочке было всего год-полтора. Жила она где-то на юге одна, а Оленька с самого школьного возраста пребывала у тетки в Москве. Да и у нас она давно как своя. Я про себя отмечал все перемены их роста, ее и Наташи. Это все равно как посадишь растение и день за днем видишь то самое, что и называется — жизнь. И все же, бывало, не уследишь: да когда ж развернулось вот это? Или все это — внезапности? Накопляется, зреет невидимо, а потом этак вдруг — как прыжок?

Да хотя бы и эти сегодняшние поглядывания Оленьки — вот уж действительно «мгновение ока», зарница,— и потом как опустит глаза! Опустит чуточку уже медлительнее, с какою-то едва уловимою дозой то ли раздумья, то ли  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)… истомы. О сцене договорились. Никита Петрович назвал неожиданно пушкинскую «Барышню-крестьянку».

— Да, да, а что вы думаете? Пусть с хохотком, пусть немного морочит, но вот попробуйте дать и лиризм: пусть как солнце ложится на куст... ну, шиповника, а листья, цветы и бутоны — ведь утро в росе!
— О, да вы поэт!
— Я переводчик.
Но Оленька не унималась:
— Я хотела бы, чтобы вы были партнером моим в этой сцене!
— Нет, на эту роль», нет, я не гожусь.
— Ну, тогда и я не гожусь! — капризно-кокетливо заявила Оленька.

За чаем дурили, смеялись. Вспоминали рассказы, ходившие про Никиту Петровича: как ему надобно было срочно уехать и как на сей раз на вокзале он был ровно за четверть часа до отхода поезда... но только не в тот день, как ехать, а на следующий. Говорили и еще покрупней: будто знакомые звали его на свадьбу, а приехал — у молодых только что родились первые близнецы, первым поздравил! Оленька Таракан от души потешалась и хохотала. Но как хохотала! Что-то в ней угадал Никита Петрович: в смехе ее, представьте, был этот самый лиризм! И она очень тепло на нашего гостя поглядывала. Но что страннее всего — я это заметил,— и он на нее несколько раз поглядел с необычайною пристальностью; больше того, словно бы даже с какою-то важною для себя заинтересованностью: как если бы только сейчас по-настоящему ее увидел. И Оленьке — пора бы, казалось, уже уходить, но не уходила. И вышло так — чего-то она дождалась.

Вернуться к содержанию | Рассказ о прохожем - Лиризм - Зачем я иду - Сердце приоткрылось - Нагнал свое прошлое


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


20.08.2009, 11:33. Иван Новиков.