На главную



Rambler's Top100

Мальчик с головою орла.


Рассказ "Двойной орешек". Глава VI - 12стр.


Вернуться к содержанию | Рассказ Двойной орешек - Священная молодость! - Незнакомая дама - Свидание старых друзей - Монеты - Дом советника - Обед у Кривцовых - Пустой малый - Никаких свиданий - Излечимо - Березка - С головою орла - Судьба посылает

Проходя без цели по коридору и услышав в комнате матери громкий ее с отцом разговор, Сережа, преодолев внезапное замешательство, решился было войти — попросить повидаться с Николкой. Он помнил еще раздражение за обедом отца, но не слишком тогда его понимал, да и просьба была, как казалось Сереже, не такая уж важная. Однако у самых дверей что-то его остановило, и пока он стоял и колебался, внезапный удар едва не сбил его с ног. Перед ним был отец, и, оторопев, Сережа его почти не узнал. Он хотел было спросить, что с ним. Но чувство, непонятное ему самому, его удержало. Помедлив мгновение, Сережа удалился к себе, и, пока он шел по коридору, в противоположную сторону гулко раздавались раздраженные шаги отца. Мальчик вспомнил и потом, поздним вечером, тяжелые эти, все замиравшие звуки, и смутно начинало казаться ему, что это уходит из его, Сережиной, жизни — гордость и восхищение — великолепный его отец.

Сережа теперь понимал, что все это вышло из-за Николки, из-за Веры Кирилловны. Отец не любил и презирал все то, что с такой отрадой пахнуло на мальчика. Мамочка за него заступилась, но он и ее оттолкнул. Да, Сережа не знает еще, как все это осмыслить, но он ясную чувствует трещину и не ведает только, как перешагнуть ее, да и... нужно ли? Никогда он не знал этого чувства к отцу. Заходила и мать, оба они поплакали вместе, но настоящего облегчения это Сереже не принесло.

Вечер был длинен и тягостен. Сережа томился как никогда; глухо и тихо в праздничном доме, беспокойно ему. Александр Петрович из клуба не возвращался, мать у себя, у нее мигрень. Ничего не радовало Сережу, самый сегодняшний бал потускнел и померк, и даже Сонечка Верхоланцева — то, чего никому, никогда... как, набежав в коридоре, с разбегу она Сережу поцеловала и потом отступила, смущенная, розовая, с розовыми бантами на коротких косичках, и убежала опять, еще стремительней, прошумев, как ветерок между кустов... даже и эта, Сережину душу полонившая ласточка юной весны — и она заволоклась зыбким туманом. Что-то мешало Сереже остаться с этим своим воспоминанием, отдаться ему.

Он сидел у себя, брал книгу и оставлял, бродил по опустевшему дому; успокоения не было. Бал и отец; Николка и Вера Кирилловна... День его раскололся на две половины, и их никак не склеить; и это точно меж ними бродит Сережа, мальчик с головою орла, в городской богатой квартире.

Он наконец решил лечь, не дожидаясь ни чая, ни ужина, но когда облачился уже в длинную свою ночную рубашку, с новою силой охватила его невыразимая грусть. Он сидел на постели, согнув колени и обняв их руками; на ночном его шкафчике горела свеча, она оплывала тихонько, с едва слышимым шелестом, с легко ощутимым теплом; такие же вот готовы были закапать и Сережины слезы. Как одиноко! Уснуть, не простившись с матерью..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


17.08.2009, 11:14. Иван Новиков.