На главную



Rambler's Top100

Микроклимат.


Сборник для концерта "Эстрада".


Вернуться к содержанию >>>

Отношения между сотрудниками были доброжелательными и спокойными. Собственно, какими еще они могут быть на службе?

«Мария Владимировна, передайте, пожалуйста, таблицу. Спасибо».
 
Или:

«Сергей Иванович, у вас письмо из АБВГД? Я так и думала. Оставьте на столе, оно вскоре понадобится».

Что же касается чисто человеческих контактов, то выглядели онн примерно так:

«Анька! С ума сойти! Какое миленькое платье! Оно тебе очень идет».— «Серьезно? Сама шила, думала, не получится». «Захар Петрович, внук поправился?» — «Спасибо, сын звонил, что все в порядке». «Клава, я иду в буфет. Тебе ничего не нужно?» — «Если не трудно, принеси булочку с маком или пирожок с вареньем».
Вот и все.

Так и работали, покуда в отделе не появился Тюкин. Полный, улыбчивый, он некоторое время присматривался, притирался, вписывался и, наконец, как принято говорить, гармонично влился в новый коллектив. Конечно, вначале на него тоже посматривали с любопытством, но вскоре привыкли. Дело вроде знает, внимательный, в общении предупредителен, вежлив — какие могут быть претензии?! Вполне нормальный сотрудник. Однажды, когда поблизости никого не было, Тюкин спросил у Сергея Ивановича:

— За что Мария Владимировна вас не любит?
— С чего вы взяли? — удивился тот.
— Всегда подчеркивает, что вы документы теряете и ничего не помните, хотя это полная чепуха.
— Я не обращал внимания. Неужели?
— Мне, как новому человеку, сразу бросилось в глаза. Может, не следовало вас огорчать? Только из уважения...

Сергей Иванович ничего не ответил, но помрачнел и задумался.

— Анечка!— ласково улыбнулся Тюкин в коридоре.— Что это Клава на вас так смотрит?
— Как?
— С такой, знаете, хорошей женской злостью. Над вашими туалетами смеется. Я не считаю, что у вас дурной вкус.
— Не замечала. Что она говорила?
— Ничего особенного. Я человек новый, мог и ошибиться.
— А я-то к ней, дура, с открытым сердцем! Спасибо, что предупредили.
— Что вы! Что вы! Я вам из личной симпатии, со всей откровенностью...
— Мария Владимировна, доброе утро! — галантно поклонился Тюкин.— Как обычно, раньше всех приходите. Почему только Захар Петрович вас не ценит?
— Какие у вас основания?! — дернулась Мария Владимировна.— Я самый старый и, надеюсь, опытный здесь работник. Все своими руками создавала, его уже потом прислали. Что вы слышали от него? Говорите сейчас же! — Щеки и лоб Марии Владимировны пошли пятнами.
— Ради бога! — понизил голос Тюкин.— Ничего конкретного. Как новому человеку, мне почудилось, будто он только и надеется, что вы скоро уйдете на пенсию. А мне бы этого искренне не хотелось.
— Вот как! Не дождется! Неизвестно еще, кто из нас раньше уйдет!..
— Захар Петрович! — дотронулся до плеча шефа Тюкин у автобусной остановки.— Тяжко вам с нашим народом, наверно? Самолюбивые очень, много о себе понимают!
— Обыкновенные товарищи. Знающие, работящие. Почему такое мнение?
— Как же! Сергей Иванович с Марией Владимировной, как кошка с собакой. Анечка с Клавой того и гляди подерутся, а уж Мария Владимировна, не знаю, как лучше выразиться, волком на вас глядит, прямо съесть норовит!
— Вы ошибаетесь, уверяю. Сколько лет работаю, в голову не приходило!
— Добры вы очень, вот вам и другие такими же кажутся. А я человек новый, мне виднее..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).
— Привык уже к новому месту, а? — поинтересовалась как-то вечером жена Тюкйна.— Не такая склочная публика, как раньше?
— Какое! — махнул рукой Тюокин.— Грызутся между собой, сил никаких! И чего, спрашивается, не поделили? Везде одно и то же. Очень нездоровый микроклимат!


Вернуться к содержанию >>>

Читайте так же:



Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий


08.07.2009, 11:18. Л.Наумов..