На главную



Rambler's Top100

Начало театральной карьеры Чаплина в странствующих труппах.



Чаплин начинал свою карьеру с путешествующих театральных коллективов.


Театральная карьера Чаплина началась в возрасте 9 лет в 1898 г., когда его очередное хореографическое выступление на улице привлекло внимание некоего Джексона, школьного учителя из Ланкашира. Джексон еще до этого долгое время носился с идеей организации детского танцевального ансамбля. Маленький Чарли был им использован для осуществления этого замысла.

Ансамбль был назван «Восемь ланкаширских парней» («Eight Lancashire Lads») и состоял из Чарли, пяти сыновей Джексона и двух его дочерей, переодетых мальчишками...

Чарли отправился с Джексоном на север, ансамбль кочевал из одного помещения в другое. Это обеспечило Чарли работу в течение двух лет и приносило его семье регулярный, хотя и скудный заработок.

Двухлетнее пребывание в танцевальном ансамбле Джексона значительно повысило исполнительское мастерство маленького Чарли. Об этом свидетельствует случай на конкурсе любителей клогданса (танец в деревянных башмаках), организованном в 1900 г. в «Кентербери Мюзик-Холл» на Вестминстер Бридж-Род. Объявлен был и приз — 5 фунтов.

Узнав о конкурсе, Чарли решил принять в нем участие. Его выступление вызвало овации присутствующих. В заключение он исполнил танец, именуемый профессионалами «нервная дрожь». Этот танец требовал от исполнителя большой техники и долговременного тренажа. Маленький виртуоз был уверен в том, что пятифунтовая кредитка достанется ему. Однако выступавший в качестве арбитра отец эстрадной актрисы Весты Виктории отнесся к Чарли с недоверием. Будучи сам чемпионом клогданса, он не мог не заметить, что исполнение малыша было значительно выше обычного любительского уровня.

Отведя мальчика в сторону, он спросил:

— Чем ты занимаешься, сынок?

— Я продавец газет,— ответил Чарли и, заметив сомнения на лице собеседника, добавил более энергично:

— Я продаю газеты возле Вестминстер-Бридж (он тогда действительно этим занимался ).

Но отец Весты Виктории с сомнением покачал головой.

— Не лги,— сказал он,— ты не любитель. Ага! Теперь я вспомнил: ты один из «Восьми ланкаширских парней». Убирайся ко всем чертям отсюда!

После чего, подкрепляя слова действием, он поддал Чарли сзади носком сапога...

Приведенный эпизод в «Кентербери Мюзик-Холл» крайне типичен. Он правильно иллюстрирует нравы театральных лондонских кулис, своеобразного мирка, в котором уже тогда царила жестокая конкуренция, где за каждое выступление, за каждый контракт велась упорная борьба, куда очень неохотно допускали «чужаков», «новеньких». Этот мир был объявлен «табу» для непосвященных и недостаточно квалифицированных...

Попасть на театральную сцену Лондона в конце XIX — начале XX в. было трудно и в связи со всесторонней монополизацией театрального дела.

На рубеже XX века в Англии возникли капиталистические предприятия, эксплуатировавшие развлечения. Уже в 1886 г. театральный предприниматель Генри Ньюсон-Смит — владелец театральной антрепризы «Лондон Павильон Компани» — совместно с богачами антрепренерами Эдвином Вильерсом и Джорджем Эдни Дейном организовал компанию «Синдикат Холле Лимитед». Вновь организованная жомпания установила контроль над крупнейшими мюзик-холлами и другими увеселительными заведениями Лондона («Павильон», «Оксфорд», «Тиволи», «Метрополитен», .«Соут Лондон Палас», «Юстон») и рядом театров в пригородах Лондона. Лучшие, наиболее талантливые и наиболее популярные, а следовательно, и приносившие наибольший доход, артисты эстрады были законтрактованы этой компанией.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)

Владельцы эстрадных театров и мюзик-холлов, не вошедших в «Синдикат Холле Лимитед», вынуждены были, в свою очередь, организоваться, чтобы выдерживать конкуренцию с компанией Ньюсона-Смита. Так, Эдуард Мосс организовал компанию «Мосс Эмпайр», объединившую цепь провинциальных мюзик-холлов. Мосс был далеко не единственным: его примеру последовали Ричард Торнтон и Освальд Столл («Столл Тиэтер Корпорейшн»), Уолтер Джиббонс и Чарльз Гулливер («Лондон Тиэтерс оф Верайтис»), Уолтер де Фрис («Де Фрис Серкьют») и другие. Вскоре возникла компания «Дженерал Тиэтер Корпорейшн»— дочерняя компания «Мосс Эмпайр».

Открывшийся 1 января 1900 г. лондонский театр «Ипподром» стал своеобразной штабквартирой нового объединения «Мосс энд Столл Эмпайр», образовавшегося в результате слияния «Мосс Эмпайр» и «Столл Тиэтер Корпорейшн».

Мюзик-холльные тресты и монополии контролировали театральные помещения, используя их по собственному усмотрению, сдавая в аренду и пр. «Независимые» театральные предприниматели могли лишь подготовить спектакль, но перед тем, как показать его публике, «независимый» должен был нанять или арендовать сцену одного из театров «Мосс энд Столл Эмпайр» или другого объединения. Многим «независимым», не входящим в объединение и не располагающим собственными театральными зданиями, приходилось довольствоваться гастролями на провинциальных сценах, находящихся вне контроля театральных трестов, если им не удавалось «продать» свой спектакль Моссу, де Фрису или другому «оптовику».

Наиболее выдающиеся мастера эстрады: клоуны, эксцентрики, жонглеры, куплетисты, фокусники, певцы, акробаты считали за честь подписать долгосрочный контракт с одним из трестов, что было равносильно обеспечению стабильного заработка. Конкурируя между собою, владельцы мюзик-холльных объединений соперничали друг с другом в переманивании виднейших артистов с прочно установившейся репутацией, хищнически эксплуатируя имеющиеся в наличии таланты, и нисколько не заботились о создании и подготовке новых кадров.

В такой обстановке подростку Чарли, уличному танцору, пришлось прокладывать себе дорогу на театральную сцену. Впервые одиннадцатилетний Чарли выступил 15 января 1900 г. в только, что открытом лондонском театре «Ипподром» (выходная роль в пьесе «Джидди Остенд» ), где выступали урод-великан Махов, труппа пигмеев, чемпион плавания Аннетт Келлерман и другие «звезды». Антреприза «Мосс энд Столл Эмпайр» в начале 1900 г. заключила контракты с виднейшими эстрадными артистами. Кратковременное пребывание на сцене «Ипподрома», несомненно, помогло дальнейшему продвижению Чарли.

Англия в начале XX столетия кишела многочисленными «Оnе Show Theatre» («театрами одного спектакля»), труппа которых, разучив одну какую-нибудь пьесу, совершала с ней поездку по провинциальным городам. Доступ на сцены театров, контролируемых монополистическими объединениями, для такого рода трупп был закрыт.

Руководитель одного из таких странствующих коллективов пригласил Чарли участвовать в пьесе Чарльза А. Тэйлора «От лохмотьев к богатству». Пьеса эта отражала и реальную жизнь маленького Чарли, и мир его грез. В первых трех актах пьесы он играл уличного мальчишку. В последнем акте мальчишка отыскивал потерянных родителей и становился богатым. Чаплин отлично справился с ролью и многократно выступал в пьесе Тэйлора.

Вскоре Чарли был приглашен актером Сейнтсбери на роль мальчика-газетчика Сэмми в его пьесе «Джим, любовь кокни». В этой роли Чарли держал себя вызывающе и дерзко во время столкновения с агентом Скотленд-Ярда, чем завоевывал глубокие симпатии зрителей. В рецензии на спектакль несколько строк было посвящено талантливому подростку, исполнявшему роль маленького газетчика. Это была первая рецензия на творчество Чаплина.

Автор пьесы Сейнтсбери высоко оценил способности Чарли. Отправляясь в турне по Англии с пьесой Вильяма Джиллета «Шерлок Холмс», он выхлопотал для Чарли роль ловкого сорванца — посыльного Билли. Турне продолжалось без перерыва около двух лет — необыкновенная удача для молодого актера, получавшего за исполнение роли Билли, по свидетельству Пайна, два фунта десять шиллингов в неделю.

В те годы Чарли мечтал стать драматическим актером. Для него была ненавистна сама мысль стать «комиком». По окончании двухлетнего турне последовала серия выступлений в пантомиме «Кот в сапогах», где Чарли играл собачку. В этой роли он ввел несколько забавных экспромтов, например своеобразное, очень смешное и типично «собачье» подергивание носом.

После роли собачки молодой Чарли получил роль волчонка в премьере «Питера Пана» Джемса Берри, состоявшейся 27 декабря 1904 г. в театре герцога Йоркского на Сент-Мартин-Лейн. К этому времени Чарли был популярным юным артистом, которому уже предсказывали блестящую будущность. Театральных актеров, знавших Чарли, весьма забавляла его удивительная способность имитировать и пародировать Герберта Бирбом-Три и других известных актеров.

Книга о ЧаплинеКиноведениеГеоргий АвенариусИсследователи ЧаплинаВклад в киноискусствоДетство ЧаплинаУвлечение цирком Театральная карьераСмена театровИгра в скетчеНародные мимыФабрика смехаМолчаливые птицыАртистическая подготовкаГастроли в СШАПереходГолливудФарсыОсобенности СеннетаТипажиКонтракт с КистоунНеудачный дебютОбраз бродягиПобеда пантомимыПервые фильмыЧейсДвадцать минут любвиПрерванный романУход от СеннеттаДоисторическое прошлоеИнс и ГриффитТворческая свободаМаленький человекФильм РаботаКомедия ЖизньФильм ПолицияКарменСамозванец и оценщикШедевр Тихая улицаХарактер маленького ЧарлиИммигрантМир тюрьмаТравестиThe FiremanНеобычный образХобоПодлинное лицоЧарли - жертва


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


Г. Г. Авенариус. 26.09.2010, 13:59.