На главную



Rambler's Top100

Неувядаемая.


Рассказ. Первая страница.


Вернуться к содержанию | Рассказ Неувядаемая - История Льва Николаича - Антарам - Любовь неувядаема

Когда гости разъехались и я оставался последним из них, чтобы выехать к четырехчасовому ночному на станцию, любезный хозяин наш, доктор Лаптевской земской больницы Лев Николаич Чаковский, попросил у меня позволения снять сюртук и облечься в домашний костюм. Я перед ним извинился за то, что должен был в такую позднюю пору оставаться еще по крайней мере часа на полтора.

— Лев Николаич, если вы очень устали, ложитесь. А я возьму у вас что-нибудь из библиотеки, скоротать время до поезда.
— О нет, напротив, я очень рад, что вы остаетесь. Мне сегодня совсем не заснуть. Мы сейчас распорядимся о кофе и перейдем в кабинет. Извините, я на минуту.

Он вышел, и я остался один. Няня и горничная с усталыми лицами убирали из разных углов остатки вечернего пиршества — карты, мелки, сдвигали столы и расставляли стулья по стенам; доктор был любитель порядка, и у него после гостей все водворялось на свое место тотчас же. Я подошел к окну и стал глядеть, протерев стекло, в мутную осеннюю ночь. Ничего разобрать было нельзя, смутно темнел на дворе докторский неизменный плетеный возок с поднятыми кверху оглоблями да за ним неясные очертания зданий больницы и амбулатории, два освещенных в последней окна желтели сырым, расплывшимся светом, как два йодных пятна на больной, сероватой руке, по стеклам снаружи медленно плыли холодные крупные капли.

Стоял и думал я у окна под сухое постукивание передвигаемой мебели о только что минувшем вечере, о Льве Николаиче.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)..

Это был очень веселый, жизнерадостный человек, отличный работник и общий любимец. Все наши дамы души не чаяли в нем и хворали с особенным удовольствием и даже, может быть, чаще, чем следовало. Его вечеринки бывали одними из самых веселых в округе. Был он приятнейший собеседник, ловкий танцор и хлебосольный хозяин. Однако — правда, не часто — выпадали порой и тяжелые для Льва Николаича дни, он делался замкнут, раздражителен, нервен; говорили, что он тогда пьет, запершись у себя, что называется, горькую. Впрочем, пьяным его никто никогда не видал. Большая фигура его дышала всегда несокрушимою силой, голова на широких плечах держалась обычно несколько гордо, а огромный, чуть тронутый желтизной, выпуклый лоб, еще увеличенный начинавшеюся лысиной, казалось, был освещен изнутри тем же светом, сдержанно сильным, что глядел и из глаз, низко посаженных под немного надвинутыми густыми бровями; они слегка раздвигались лишь при улыбке, а улыбка Льва Николаича была очаровательной. Крутой, энергический подбородок его был всегда тщательно выбрит, большие усы, элегантно подобранные, оставляли совершенно открытым неожиданно свежий, молодой его рот, полный ровных, блестящих, сверкающих при улыбке зубов. Лев Николаич был вдов уже несколько лет, с ним жила его девочка, восьмилетняя тонконогая Дорочка, рыжеволосая баловница. О прошлом своем, о жене, Лев Николаич никогда ни с кем не обмолвился словом.

Вернуться к содержанию | Рассказ Неувядаемая - История Льва Николаича - Антарам - Любовь неувядаема


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


10.08.2009, 13:59. Иван Новиков.