На главную



Rambler's Top100

Никаких свиданий.


Рассказ "Двойной орешек". Глава V - 9стр.


Вернуться к содержанию | Рассказ Двойной орешек - Священная молодость! - Незнакомая дама - Свидание старых друзей - Монеты - Дом советника - Обед у Кривцовых - Пустой малый - Никаких свиданий - Излечимо - Березка - С головою орла - Судьба посылает

V

Вера Кирилловна вышла от попечительницы с чувством тяжелым, отчасти — недоуменным; ей глубоко неприятен и чужд великолепный барин Кривцов с холеной его бородой, с медлительной, самовлюбленною речью, и жалко до слез красивого мальчика с прозрачною, тонкою кожей, однако ж не вовсе изнеженного, высокого для небольших своих лет, еще сохранившего деревенскую крепость; но он уже знал и печаль, может быть горечь: брови его были тонки и круты, под точеными, четкими дугами их глубоко мерцали глаза — острые, очень внимательные, совершенно коричневые, и когда он сидел, сильно задумавшись, странно лицо его и голова походили на голову степного в неволе орла, одинокого и печального. Но не совсем понятна была и возбуждала в душе томление и смутное беспокойство — Агния Павловна.

После обеда была еще сцена. Александр Петрович куда-то собрался, приказал заложить лошадей. Агния Павловна послала просить, чтобы зашел. Обе они сидели и разбирали тетради, хозяйка — не слишком внимательно; что-то томило ее; порою, перебирая листки, тонкие пальцы ее приметно дрожали.

Вера Кирилловна также была немного взволнована. Кое-что раньше слыхала об Агнии Павловне, кое-что нынче открылось. Знала, что юность свою, полных семь лет, протомилась она в Смольном монастыре; в нем две половины, и поместили ее в отделении самом аристократическом, хоть и была не слишком богатой и всего только киргизской княжной. Но, верно, сама ее кровь хранила в те годы кочевую свою, кумысом от кобылицы вспоенную вольность, степную неукротимость, и немало хлопот в институте она доставляла церемонным, напудренным дамам. Вера Кирилловна знала все это от тетки своей — молодой и светской дамы, петербуржанки. Теперь и следа от былой этой порывистости не оставалось, Вера Кирилловна пристально, жадно глядела на тонкое лицо Сережиной матери, полное еще красоты, неправильное по чертам, но обаятельное в нежном своем своеобразии,— и какая же глубокая была разлита в нем печаль, усталость!

— Я старалась всегда,— сказала ей Агния Павловна,— хотя бы мальчику дать, в чем самой отказала судьба, ни в чем ему не перечила... И вот...

В эту минуту вошел и Александр Петрович; во фраке он был великолепен; жена ему встала навстречу. Разговор по-французски был короток: очень настойчив вначале со стороны Агнии Павловны и столь же холодно-непреклонен в отрывистых фразах Александра Петровича; кажется, он и не подозревал о том, что Вера Кирилловна их понимала, потому что несколько колкостей было отпущено и на ее счет — довольно-таки неприкрытых и даже нескромных. Она не сочла за нужное на них отозваться; вместо того мыслью, глазами всячески поддерживала Агнию Павловну. Но Александр Петрович вдруг сразу и грубо все оборвал.

— Никаких моему сыну я не позволю свиданий с грязным мальчишкой... Бог знает что! — выпалил он уже откровенно по-русски и, быстро оборотившись, толкнул перед собою дверь.— Да что же у вас? Целый тут заговор! Пошел сейчас же к себе, без разговоров!

Захлопнулась дверь, и больше Александр Петрович не появлялся.


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


17.08.2009, 10:46. Иван Новиков.