На главную



Rambler's Top100

Никто не властен над своим сердцем.


Прелестные картинки. Страница № 28.


— Я могу вас отвлечь на две минуты? Лоране холодно смотрит на Жильбера.
— У меня нет ни малейшего желания с вами говорить.
— Я настаиваю.

Лоране проходит за ним в соседнюю комнату, ей любопытно и тревожно. Они садятся, она ждет.

— Я хотел вас предупредить, что собираюсь все выложить Доминике. О поездке, разумеется, не может быть и речи. К тому же Патриция готова все понять, отнестись ко всему по-человечески, но она устала ждать. Мы хотим пожениться в конце мая.

Решение Жильбера непоколебимо. Единственное средство — убить его. Доминика страдала бы куда меньше. Она шепчет:

— Зачем вы приехали? Вы внушаете ей ложные надежды.
— Я приехал, потому что по многим причинам не желаю иметь в Доминике врага, а она поставила на кон нашу дружбу. Если благодаря некоторым уступкам мне удастся смягчить разрыв, это будет гораздо лучше, прежде всего для нее. Вы не согласны?
— Вы не сможете.
— Да, я тоже так думаю, — говорит он совсем иным голосом. — Я приехал также для того, чтобы понять, как она настроена. Она упорно считает, что у меня преходящее увлечение. Я должен открыть ей глаза.
— Не сейчас!
— Сегодня вечером я возвращаюсь в Париж... — Лицо Жильбера озаряется. — Послушайте, мне пришло в голову, не лучше ли будет в интересах Доминики, чтобы вы ее подготовили.
— А, вот она, подлинная причина вашего присутствия: вы хотели бы переложить на меня эту приятную обязанность.
— Признаюсь, я испытываю ужас перед сценами.
— Вам не хватает фантазии, сцены — это далеко не самое худшее. — Лоране задумывается. — Сделайте одну вещь: откажитесь от поездки, ничего не говоря о Патриции. Доминика так разозлится, что порвет с вами сама.

Жильбер говорит резко:

— Вы отлично знаете, что нет.

Он прав. Лоране на мгновение захотелось поверить словам Доминики: «Я поставлю перед ним вопрос ребром», но она покричит, обрушится на него с упреками, а потом будет снова ждать, требовать, надеяться.

Не властен над сердцем

— То, что вы намерены сделать, жестоко.
— Ваша враждебность меня огорчает, — говорит Жильбер с расстроенным видом.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>) — Никто не властен над своим сердцем. Я разлюбил Доминику, я люблю Патрицию: в чем мое преступление?

Глагол «любить» в его устах приобретает нечто непристойное. Лоране подымается.

— На этой неделе я поговорю с ней, — говорит Жильбер.— Я вас настоятельно прошу повидать ее тотчас после нашего объяснения.

Лоране глядит на него с ненавистью.

— Чтоб помешать ей покончить с собой, оставив записку, где будет сказано о причинах? Это произвело бы дурное впечатление — кровь на белом платье Патриции...

Она отходит. Лангусты скрежещут у нее в ушах; гадостный лязг нечеловеческого страдания. Она берет шампанское с буфета, наливает бокал. Они наполняют тарелки, продолжая начатый разговор.

Содержание книги:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Дата публикации: 10.03.2009, 16:07
Автор: Симона де Бовуар

Читайте так же: