На главную



Rambler's Top100

Новичок на поле.


Сборник для концерта "Эстрада".


Вернуться к содержанию >>>

Не успел футболист Чубиков впервые появиться на поле, как раздался свисток судьи: штрафной удар в сторону соперника. «Ну, сейчас я себя покажу!» — подумал простодушный наивный Чубиков. И разбежался, чтобы с размаху ударить по заманчиво лежащему мячу. Но его остановил строгий возглас капитана:

— Стой, куда? Порядка не знаешь? Команда еще не обсудила, кто будет бить, а ты уже замахиваешься.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)..
— Так давайте решать! — горячо воскликнул Чубиков.— Народ ждет. Болельщики волнуются.
— Во-первых,— успокоил его капитан,— наши болельщики самые терпеливые в мире. Во-вторых, где ты видишь народ, чудак ты этакий? Основная масса здесь, на футбольном поле.— Капитан подозвал к себе игроков и сообщил: — Создалось стандартное положение. Придется выходить из этого положения — надо бить. Но, конечно, не сразу, не с бухты-барахты, а постепенно и вдумчиво. Чтобы удар у нас получился, давайте посовещаемся. Какие будут предложения?

— Прежде всего, избрать президиум совещания,— сказал вратарь.— Из трех человек: от защиты, полузащиты и нападения.
— А может, для ускорения проходящего в суровых полевых условиях совещания обойдемся без президиума?— спросил капитан.— Тем более повестка дня предельно ясна: а) кто будет бить, б) как будет бить, в) разное.
— А что за разное? — заинтересовались участники совещания.
— Ну, без разного ведь не бывает,— задумался капитан.— Установка мяча, отодвигание стенки и так далее... Итак, повестка утверждена, кворум есть, как мнение кворума — доверим тов. Чубикову М. А. ударить по мячу?
— Хорошо бы предварительно заслушать его биографию,— мечтательно произнес кто-то.
— Некогда,— отрезал капитан.— Если плохо ударит, в перерыве между таймами заслушаем. Давай, Чубиков, доложи собранию, как будешь бить?
— А вот сейчас увидите! — крикнул Чубиков и помчался к мячу.

Капитан зажмурился...

Как-то раз очень голодный, опаздывающий на очередное занятие Чубиков заскочил домой перекусить.

— Чайку с бутербродом или поешь как следует? — заботливо спросила мать.
— Мне бы что-либо в разрезе комплексного питания,— важно сказал сын.
— Какого? Ах, комплексного! Это что же, всего по-немножку?
— Ну да. Салатик там, супчик, котлетку...
— Сейчас, сейчас, сынок. Вот садись, пожалуйста, и кушай на здоровье. Ты, кажется, вечером на концерт собирался?
— Будет такое мероприятие.
— Так тебе рубашку погладить? Костюм приготовить?
— В смысле одежды — нижеследующее моделирование: рубашка типа «апаш», без галстука, новый серый костюм в крапинку и черные туфли на толстой подошве. Такой, значит, конгломерат.
— Ты там не перебегал, сынок, не утомился? — встревоженно спросила мать.
— Нет, а в чем дело?
— Что-то ты вроде стал на себя не похож. Слова всякие произносишь...
— Не слова, мамаша, а термины. Поскольку футболист, как учит нас тренер, должен быть подкован не только физически, технически, но и научно. Универсализация! — разъяснил сын и помчался на занятие.

Он немного опоздал, и тренер уже бубнил:

— Интенсификация игры, товарищи, возможна лишь при предварительном тактико-стратегическом обеспечении как субстанции, так и дистанции междуштангового пространства...
— Вопрос можно? — не выдержал Чубиков.— А как все же взять это пространство? Ну, гол забить. Вы бы хоть разок показали, а?
— Схематическое построение разновидного полета мяча по возможным траекториям со всевозможными их отклонениями мы изучим на следующем симпозиуме,— внушительно заявил тренер.

А однажды новичок Чубиков разговорился с врачом команды. Врач оказался очень приветливым. Он пощупал пульс Чубикова, измерил давление и даже продемонстрировал содержимое своего чемоданчика. Чубиков увидел прикрепленные ремешками коробочки и скляночки с таинственными надписями: «От Петрова», «От Сидорова» и тому подобное.

— Что это значит? — спросил новичок.
— А, это,— усмехнулся врач.— Видишь ли, я ведь примерно знаю грубиянов среди игроков в командах нашей лиги. Опыт даже подсказывает, какие травмы они обычно наносят. Допустим, захромал наш игрок после того, как его стукнул по ноге Петров. Значит, верный синяк. Лекарство от Петрова у меня под рукой. Пострадал человек от Сидорова — значит, ссадина. Соответствующее лекарство уже приготовлено.
— Вот как! — удивился Чубиков.— А я слышал, что самый большой грубиян — это Кувалдин, против которого мне предстоит играть. От него у вас ничего нет?
— Почему же,— вздохнул врач,— носилки.
— Будем с вами надеяться,— оптимистически предположил новичок,— что в новом сезоне применят более сильное средство.
— Какое же?
— Красную карточку.

Врач похлопал Чубикова по плечу и сочувственно улыбнулся...


Вернуться к содержанию >>>

Читайте так же:



Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий


08.07.2009, 10:55. Ю.Золотарев.