На главную



Rambler's Top100

Обед у Кривцовых.


Рассказ "Двойной орешек". Глава IV - 7стр.


Вернуться к содержанию | Рассказ Двойной орешек - Священная молодость! - Незнакомая дама - Свидание старых друзей - Монеты - Дом советника - Обед у Кривцовых - Пустой малый - Никаких свиданий - Излечимо - Березка - С головою орла - Судьба посылает

Обед у Кривцовых прошел с большим оживлением, во всяком случае таково было начало обеда.

Александр Петрович поначалу было поморщился, узнав, что жена пригласила остаться учительницу, которую он вовсе не знал, и склонен был подозревать нечто классически серенькое. «И у той не хватило такта уйти, отказаться»,— подумал он, досадливо морща левую бровь, но когда увидел Веру Кирилловну, то быстро смягчился, стал разговорчив и оживлен. Ему весело было смотреть в лицо молодой девушки, на котором никак, не утаить здоровья и жизнерадостности, аппетитно ее было смущать кое-какими намеками, а то и прямыми вопросами, хотя бы о том, кто на селе из деревенских парней «поет ей по вечерам серенады». Вера Кирилловна немного краснела, но, сверх ожидания, не терялась, давая удачные реплики. После кофе, фруктов, ликера, закурив, с разрешения дам, сигару из ящика, глава семьи позволил себе нескромное замечание:

— А мне истинно жаль, что вы должны проводить зиму в деревне. Даже в мои лета,— он разгладил при этом пушистую над салфеткою бороду несколько полными своими, крепкими пальцами, делай вместе с тем паузу, чтобы дать гостье возможность оценить по достоинству замечание его о летах,— даже в мои лета рано упечь себя в деревенскую глушь. Ну, а в ваши... притом же при вашей... (Агния Павловна внимательно посмотрела на мужа, но он спокойно и как бы с особенным удовольствием докончил) при вашей счастливой наружности, это просто, за откровенность прошу извинить, грех, и немалый.

Закончил Кривцов, помолчав, грубовато и неожиданно:

— Да, как ни верти, а деньги великая вещь.
— Александр Петрович.. Мебель для спальни по материалам maxmebel.com.ua.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).
— Простите меня,— перебила хозяйку Вера Кирилловна, и голос ее несколько дрогнул.— Я в школе у Агнии Павловны учу не из-за денег... Хотя и в этом ничего дурного нет. Мне же... знаете, что...— Вера Кирилловна посмотрела в упор на хозяина дома большими своими черными зрачками, ободок потонул в них бесследно,—просто мне весело в школе.

Александр Петрович невольно на нее залюбовался: было похоже, как если б сейчас, в феврале, подали на стол тарелку со свежими, зелеными огурцами. Однако ж почел он за лучшее, не выдавая себя, пробормотать:

— Идейность. Самопожертвование. Что ж...

При этом он шевельнул ртом, приподнял высоко левую бровь и тотчас же опустил, кинув одновременно перед собою перстами с сигарой; все это, взятое вместе, он предоставлял понимать, как кому вздумается, за шалость и вызов или за скрытый и тонкий сарказм. Вера Кирилловна тонкостей этих не оценила.

— Только не самопожертвование,— возразила она уже совершенно спокойно. — Мы не так уже с вами расходимся: вам хорошо и весело здесь, а мне там. Я не знаю, отчего это так. Может быть, действительно оттого, что я молода, но с ними мне лучше и гораздо лучше, чем в городе, чем... Зачем же мне выбирать для себя дурное и скучное?

«Чем... чем со мной?.. Однако она начинает дерзить»,— подумал про себя уже с некоторым раздражением Александр Петрович. Вслух же заметил кратко и сухо:

— Это по меньшей мере оригинально... ваш взгляд.— И, обращаясь к сыну, добавил: — Сережа, иди к себе, ты устал.

Сережа послушно поднялся. Весь этот обед он промолчал, не отрываясь от Веры Кирилловны, жадно слушая, как бы вдыхая самый голос; он бередил в нем тысячи теплых и вольных воспоминаний...


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


17.08.2009, 10:32. Иван Новиков.