На главную



Rambler's Top100

Обыскная книга.


Рассказ "Хитрое перо". Страничка 8.


Вернуться к содержанию | Рассказ Хитрое перо - Полубарышня - Намерен жениться - Подставной жених - Полузатворница - Новые беды - Хитрость пера - Обыскная книга - Правде не жить

Однажды под вечер к Приспешневу двигались сани. Уздечкин велел держать на Поповку.

— Тут заночуем,— сказал он вознице,— а завтра назад. К батюшке есть маловажное дело.

Батюшке он, однако, сказал, что в пути запозднился, а, собственно, едет к отцу благочинному по консисторским делам, на ночь просит приюта. Попик обрадовался: человек из губернии — это вроде газеты. То да се, раздевайтесь да давайте погреемся... Комнаты жарко натоплены, половички, пахнет немного лампадкой, пахнет и ладаном — полный уют. Запасы из шкафчика перекочевали на стол. Самоварчик, графинчик, грибки да селедочка... Особливо графинчик оказался чудодейный: опорожнят его, а он опять, глядишь, полный... Любопытно это и проверить: повторится ли чудо? И повторяли. Влаги глубокой, как на поверку выходило, Уздечкин не очень боялся. Разговор был и мирный, но слово за слово возникали и споры; шумели:

— Вы говорите: правильные записи! А я говорю: правильных записей нет. Любую берусь опорочить!

Вы понимаете, к чему он клонил? Натурально, послали за книгами. Кожей запахло и воском, сыростью церкви. Книги на стол — «венечные памяти».

— Истинно чудо! Сама аккуратность... За честь сочту доложить отцу благочинному!

А между тем так, между прочим листая, глазами вонзился... Год и число были взестны. Никифор Терехин! Вздрогнули пальцы, поправил очки. Сила солому ломит, но иногда хлеба на полях полегают и от избыточества влаги: так, рано ли, поздно ли, пал и благодушный хозяин. На диване в колечко свернулся и гость. И, однако же, ночь и лампадка. И Уздечкин не спит, и хмель отогнал. Тишина. Вот приподнялся и тихо, на цыпочках, прокрался к столу, где были книги. Сразу открыл, что было надо. Аккуратненько вынул перочинный нож и принялся за работу. Он выскоблил со всей осторожностью подпись Никифора. Потом из кармана вынул перо, флакончик с чернилами, пригнулся, подвигал очки на носу и завершил свое дело.

А «дело» о Дарье Михайловне и малолетних пошло «на пересуд». Представителем истца (на сей раз истицей была Дарья Михайловна) выступал на суде частный ходатай Павел Егорович Уздечкин. Свидетелем вызван был Василий Иванович Петров. Ради высокой инстанции Уздечкин был в сюртуке и при галстуке. Сюртук блестел на локтях и на швах, но сам хозяин его держался достойно и строго.

«На что он рассчитывает?» — думала «та» сторона и ничего не могла отгадать. Главное, что удивляло: предлагали ему отступного — не взял! Правда, истица вызвала свидетелем дворянина... Но дворянин этот был не первоклассный: по слухам, и он что-то пером промышлял, излагал для российских журналов древних мыслителей! Это птица невелика... Но ведь главное..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). главное — это церковные книги! Ведь обнаружит же суд законную подпись... Ведь это же есть документ!

И точно: «Обыскная книга» сельской приспешневской церкви лежала торжественно на красном сукне, на судейском столе. Тут уж Василий Иванович, рассказывая, давал себе волю: то гремел на всю комнату, то почти шелестел, замирая. Все, разумеется, шло своим чередом, и все дошло наконец до знаменитого документа. Еще до того Василий Иванович дал показание под присягою, что с Дарьей Михайловной был обвенчан его покойный друг — Никита Васильевич Приспешнев, но когда он вздумал было коснуться некоторых подробностей и сопутствующих обстоятельств, ему было строго заявлено, что здесь не пишут романов, а пишут постановления.

Вернуться к содержанию | Рассказ Хитрое перо - Полубарышня - Намерен жениться - Подставной жених - Полузатворница - Новые беды - Хитрость пера - Обыскная книга - Правде не жить


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


21.08.2009, 15:01. Иван Новиков.