На главную



Rambler's Top100

Первая кража.


Вторая страница рассказа "Вор".


Вернуться к содержанию | Рассказ Вор - Первая кража - Тяга в родные края - Катюша - Михаил Никифорыч - Сквознячок

Первая кража почти не была, собственно, кражей. Зимой на Кузнецком, в фешенебельный час, остановился он у Дациаро рядом с молоденькой дамой, свежо у нее были подведены губы, ресницы изогнуты столь же лукаво, как был лукаво-насмешлив и взор. На руке, которой она касалась легко, время от времени, где-то у уха, неопределенно, у завитков, глухо шумели звенья браслета; когда же она ее опускала, то магический этот предмет и для глаза тускло блестел, широкий, чешуйчатый, поверх узенькой, обливающей руку, блекло-зеленой перчатки; мизинец изящно, с горбившимися через лайку перстнями, отведен был в сторону.

Миша был голоден, в конторе едва с управляющим не произошло столкновение, придется, быть может, покинуть ее, хотелось какого-то вольного жеста, равного молодости и красоте, о которой ему не раз давали понять кое-какие случайности его, с перебоями, жизни. Он загляделся на даму, невольно и смутно, и на браслет. Постояв, однако же, дама пошла, чуть-чуть поведя на прощание в Мишину сторону кончиками губ, как бы острием похожей на жало улыбки, взмахом тенистых ресниц. Миша тотчас пошел следом за ней и по походке угадывал, что она это знает и позволяет. Медленный снег огромными хлопьями падал на шубку идущей, на плечи ее, как бы их обнимая: так Миша чувствовал это и понимал. Вместе с движением в нем пробуждалась голодная жадность: «Ты не уйдешь от меня»,— говорил он себе и ступал следом за ней осторожно, внимательно.

И вдруг он увидел, как в ботике ножка ее, мохнатая, как у пчелы, отягощенной взятком, на белом предательском коврике, скользнула, подбила другую, и все милое тело, вдруг обозначившееся в душистом просторе легкой, коротенькой шубки, грациозно-беспомощно, как подсеченное, покосилось направо, блеснул на мгновенье браслет, но еще не успела рука, с инстинктивно все же отведенным пальчиком, коснуться земли, как Миша схватил и ее, у запястья, и с этою нежною ручкою вместе принял легко упадавшее тело. Одновременно почти два, и едва ли не одинаково острых, волнения были разрешены. Одно ощущение было жаркое, полное и утоляющее внезапно возникшую жажду касания — тому уже минуло два с половиною года, но живо оно, как если бы было вчера; вся его дрожь, все напряжение так сладостно были погашены, как погасил бы разбег упругой волны раскаленную, жадную сталь. И почти вслед за тем ощутил он другое; холодная тяжесть, скользнув, как полновесная змейка, лежала у него на ладони, браслет разомкнулся, и полусознательно он его сунул в карман.

Дама смеялась, все обошлось благополучно, но он все же, крепко придерживая — левой рукой, вопреки этикету, вел ее между людей; золото слабо отогревалось в правом кармане, и пальцы руки без перчатки непроизвольно ласкали глухо, казалось, шуршавшие, подвижно скрепленные между собою пластинки. Миша весело ей улыбался и говорил первый пришедший в голову вздор. «Ну конечно, отдам,— думал он про себя, с некоторой все же неопределенностью.— Вот будет удивлена!»  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).Он был неважно одет, она — превосходно, но оба смеялись, шел снег, Кузнецкий и молодость,— он ощутил к этому вкус, хорошо.

В сущности, этим немногим все было уже предрешено, но и последний, завершающий штрих не замедлил последовать. Дама укоротила шаг, потом повела, освобождаясь, рукой, он машинально отнял свою. Пожилой господин шел им навстречу, солидность его не возбуждала сомнений.

— Я очень вам благодарна,— сказала приветливо дама и заторопилась.

Глаза ее, кажется, что-то сказали теплей, пожалуй, лукавее, но Мишу это не тронуло. Он подождал короткой их встречи и проводил глазами извозчика. Где же его, мелкого служащего, было узнать, но Миша узнал хорошо одного из директоров предприятия. Все было так просто, естественно, что Миша даже не огорчился, скорее напротив: теперь эта вещь, что осталась в руке, была его вещью по праву.

Было ему даже несколько весело, когда через четверть часа он спросил себе скромного кофе, однако в хорошем кафе, и стал пробегать вечерний листок, точно бы это давним было его и обычным препровождением времени. Машинально читая, он думал: «Контору похерить, конечно... Директор ей купит другой... Ювелир... Ювелир...» Оказалось тем временем, что газетный листок раскрыл перед ним свои объявления. Он наугад наметил себе ювелирную фирму. Как на свете все, в сущности, просто, удобно!

Вернуться к содержанию
| Рассказ Вор - Первая кража - Тяга в родные края - Катюша - Михаил Никифорыч - Сквознячок


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


11.08.2009, 20:02. Иван Новиков.