На главную



Rambler's Top100

Посылает судьба — человека, книгу, слово.


Рассказ "Двойной орешек". Глава VI - 13стр.


Вернуться к содержанию | Рассказ Двойной орешек - Священная молодость! - Незнакомая дама - Свидание старых друзей - Монеты - Дом советника - Обед у Кривцовых - Пустой малый - Никаких свиданий - Излечимо - Березка - С головою орла - Судьба посылает

Мальчик поспешно спустил ноги с кровати, сунул их в туфли, взял свечку и, длинный в своем балахоне, пошел; запрыгали по пути его тени, золотой ободок неспешно проплыл по самовару. Сережа осторожно постучал к матери в дверь, ему не отозвались. Тогда он вошел и огляделся. Агния Павловна спала; узенькие лакированные туфельки ее выглядели на кушетке так сиротливо! Сон не смягчил ни утомления, ни горечи на лице; в неверном пламени свечки по нем, казалось Сереже, пробегало еще живое выражение страдания. От боли и жалости у мальчика похолодело в висках.

Агния Павловна уснула, быть может, читая, быть может, много спустя после чтения: на столике рядом лежала стопка синих тетрадок. Сережа стоял и глядел на мать, в душе его что-то перегорало. Ему, как большому, захотелось взять ее на руки и унести куда-то далеко отсюда, где было бы все по-иному — просто, цельно и хорошо. Машинально тронул Сережа рукою тетради, развернул, поглядел. Заголовок везде был один: «Поступление в школу»  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). Сережа порылся, нашел одну и начал читать.

«Поступление в школу. Раз мы сидим, обедаем. Пришел староста, постучал в окошко, чтобы мы шли записываться на завтра в школу. Отец-покойник сказал: «Ну, Николка, твой талан». А я говорю: «Слава богу. А кто приедет?» — «Учитель либо учительница». Я не стал обедать, побежал к Петьке Шумкову, а там сидел Степан Лифаныч. Он и говорит: «Ну ребята, теперь берегите свои уши, ладно учительница смирна будет, а то все выдерет с корнями — новых не вырастишь». Тут я испугался. Пришел понедельник. Я боялся идти в школу, а староста как крикнет, ну, я и пошел. В школе я увидел на стенке царя и царицу, стол, шкаф, а на шкафу шар. Учительница показала буквы. Стали считать на пальцах. Я все боялся, что она будет спрашивать, и что я ничего не скажу, а она за уши отдерет. Потом ничего, отошел, как стали картинки глядеть. Когда мы пошли домой, у меня сердце петухом прыгало. Мы все радовались, дрались и толкали друг друга, больно нам в школе показалось. Потом я осмелел и стал озоровать ДОМИКИ рисовать.
Николай Сорокин»

Сережа, окончив чтение, отошел к окну и прижался лбом к холодному стеклу; оно отпотело, и от теплоты Сережиного лба побежали струйки; другие, такие же, бежали из Сережиных глаз по лицу, он их не замечал. Ни о чем важном — о своей судьбе — теперь он не думал. Он забыл обо всем и одного хотел: позвать громко Николку с крыльца и услышать, как он отзовется в овражке из-за крапивы... да увидать, его оттопыренные, почерневшие уши, с нависшими на них, как над застрехою крыша, белыми соломенными волосами, да разглядеть улыбку на широком лице — широкую: от уха до уха. 

Много потом будет событий в жизни Сережи, но этот вечер не минет бесследно. Всегда так бывает. В нужный момент посылает судьба — человека, книгу, часто одно случайное слово: это забота о нас, предостережение чье-то; надо только понять.

1911, 1919 
Тула, Москва


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


17.08.2009, 11:22. Иван Новиков.