На главную



Rambler's Top100

Поцелуй - единственное, что между ними осталось.


Глава III. Рассказ "Уход".


Вернуться к содержанию | Рассказ Уход - Сергей Хлудов - Поцелуй - Марина Викентьевна - Дом души - Свободен - Милая жизнь

К обеду все вышли уже освеженные, влажные головы мальчиков аккуратно были расчесаны на косой пробор рукой Катерины Андреевны, сама она наскоро сбросила желтую кофточку и теперь была в белом; отдельные прядки черных волос выбивались своевольно из-под гребенок.

— Посмотри-ка, Марина, муха в сметане,— сказал Сергей Афанасьевич; ему хотелось теперь просто и как ни в чем не бывало шутить.
— Где?

Он, улыбаясь, повел в ответ головою по направлению к девушке. Все рассмеялись, а Катерина Андреевна вспыхнула.

— Волосы мыла сегодня, не слушаются,— проговорила она, и румянец залил ей шею.

Сергей Афанасьевич этой своей вольной непринужденностью хотел бы, быть может, и окончательно сбросить, сморгнуть, как соринку из глаза, недавнее наваждение, летнее, под солнцем, горячее колдовство, но наивная попытка его была отомщена,—бог знает откуда, вдруг выплыл в мозгу зрительный образ: на белой подушке, на кружевах, та самая, напротив него, черная как уголек, головка, милая, открыты глаза... и опять белизна легкой сорочки, волнистая нежность ее на груди, и открытые руки, несколько полные... очерк плеча... живое тепло, одетое этою нежною кожей... Он положил редиску обратно и, выждав минуту, налил и выпил воды, но сердце, остановившееся, все медлило отпустить.

— Ты очень бледен,— заметила Марина Викентьевна,— ты, верно, устал.
— Нет, ничего, это так...— сказал он негромко и чувствуя, как постепенно и горячо начинает лицо его снова краснеть.

«Стой, стой...— говорил он себе, точно сдерживая резкий бросок шарахнувшегося от куста ночью коня.— Почему это со мною? Откуда?» Но, конечно, знал почему... И, в конце концов, не запретить солнцу быть жарким. Удивительно разве другое — как до сегодня, каждый день ее видя, не видел по-настоящему Катерины Андреевны... И никогда еще это не было так... сокрушительно, Точно внезапный полдневный случился удар, и не сразу от него отойдешь... Жена его жизнь знала давно, и первое же (случайное) его увлечение стало как грань, за которой дороги его с Мариной Викентьевной никогда уже не пересекались; единственное, что между ними осталось, это утром и вечером поцелуй — здорование и прощание. Что же держало их вместе? Дети? Привычка? Дом?

Сергей Афанасьевич жену не переставал любить. «Серега, счастливый ты, брат,— сболтнул ему однажды приятель,— у тебя, скажу, как у красавицы, еще и сережки (тогда был один только Сережа), держись их, они драгоценные: сын и жена». Ужели, и впрямь, семья для него лишь украшение? Но не любил Сергей Афанасьевич длительных мыслей, когда они были тревожны, и оттого, уже вслух, рассеивая и разгоняя их, старательно распространялся:

— Зайчики... Это всегда напоминает мне детство. Я думал о них, когда ехал.— В косом золотом столбе, где плавала, тихо роясь, невесомая пыль, играл он серебряным ножиком,— Смотри, Сергей! Ну, держи..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). Ах! Алеша, к тебе...— Потом откладывал нож.— Но вот о чем я совершенно забыл, это о радуге. Глядите-ка, дети.

Солнце дробилось и в радугу, преломляясь в стекле. Граненые столбики, разноцветные, мирно лежали на скатерти. И зрелище это в самом деле таило в себе нечто целительное и успокаивающее. Марина Викентьевна была молчалива; ее не покидало свое. Она видела все и все замечала. При ее пробуждении вновь после таких вот полос забвения, подобного нынешнему, виделось все с хрустальной отчетливостью; были уколы, но нужные, ибо в них правда, а если душа чем и достойна дышать, то единственно правдой. В ней не было горечи, ни осадка, ни вялой, никчемной той нудности, что неизбежна при всяких бесплодных томлениях. Все это было бы только обидно при той, ни с чем не сравнимой отраде настоящего наконец нахождения вновь и вновь самое себя; этого просто в ней не было. Было, напротив того, разве лишь некоторое подобие любопытства, близкого к детскому: так, поглядеть... со стороны. Когда был подан на третье воздушный пирог, молчаливый Алеша детским баском провозгласил:

— Ну, я так и знал.
— Почему? — спросил Сергей Афанасьевич.
— А потому, что Катерина Андреевна утром голову мыла, а она всегда моет желтками, белки на пирог, а желтки для мытья. Ты разве не знал: волосы мягче.
— Глупости ты говоришь! — хлопнула его по руке Катерина Андреевна.— Точно все сговорились сегодня! — И от великого смущения она засмеялась.
— Уши горят, уши горят!.. Мамочка, ты посмотри! — не удержался Сережа созорничать; он подошел к Катерине Андреевне и вкусно поцеловал в самое ухо.
— А я в другое хочу! — завозился Алеша, но был он с изрядной ленцой и с места не двигался.
— Нет, я! — поддразнил его брат.
Тогда Алеша и вправду вскочил, и оба наперебой принялись тормошить Катерину Андреевну, воздушный пирог очень ребята любили, Катерину Андреевну тоже, день был чудесный — мельница, речка, за лесом покос...
— Ну, будет, сказал Сергей Афанасьевич.— Довольно, вы рады замучить бедную Катерину Андреевну... Но это чудесно: белки и желтки, просто очаровательно... И надо же было придумать... — И вдруг на полуслове потупился, взглянул на жену (глаза их не встретились) и о чем-то задумался, может быть, вспомнил. С тою же зыбкою думой встал он и из-за стола, внимательно-нежно поцеловал руку жены и прошел к себе: через полчаса его должны разбудить. Заснул он не сразу, что-то мешало, но все же заснул. И как только что-то качнулось ко сну в слегка затяжелевшей его голове, согретой подушкой, так мысли его переменились, и место жены, тогда невесты еще (то, о чем вспомнил...), занял другой, опять вернувшийся образ. Черная, милая на белой подушке головка... и так близко она от его головы, и глаза темно-вишневые, открыты навстречу... и было в глазах, как это бывает, смешение страха, вопроса и... ожидания, и всему этому имя — покорность. Уже в полусне губы его дрогнули неопределенно и нежно - не то улыбнулся, не то что-то шептал...

Вернуться к содержанию
| Рассказ Уход - Сергей Хлудов - Поцелуй - Марина Викентьевна - Дом души - Свободен - Милая жизнь


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


13.08.2009, 10:56. Иван Новиков.