На главную



Rambler's Top100

Поверье.


Роман, приключение "Сердце и думка". Страница: 102.


VII

Чувства любви и дружбы ни с чем нельзя лучше сравнить, как с звуками музыки. Каждый народ есть инструмент, каждое состояние — струна, каждый человек — звук, а женщины — полутоны. Когда этот инструмент строен, тогда рука Провидения разыгрывает на нем чудную ораторию семейственного и народного счастия: звуки сливаются по мысли и чувству, везде согласие царствует посреди гармонического шума всеобщей деятельности, сердце находит сердце, душа душу, дружба созвучие, любовь взаимность.

Но в то время, когда случилось описываемое нами событие, не было еще стройности ни в сердцах, ни в умах; судьба играла на людском разладе, и трудно было прибрать звук к звуку.

Юлия, однако же, была уверена, что между ею и Поэтом существует так называемая симпатия, от которой зависит взаимное счастие двух сердец. Она чувствовала, что не может жить без Порфирия.

У восторженного Поэта было мягкое, восковое сердце; но в то же время и горделивое, которое не хотело принимать ничьей любви даром,— немедленно платило взаимностию.

Отец и мать Юлии, зная, что Поэт он же и Медик, с признательностию смотрели на участие, которое он принимал в расстроенности нервов Юлии; они не видели ничего худого в том, что Поэт часто, по праву Медика, держал руку Юлии в своих руках для наблюдения пульса. Но когда однажды нечаянно застали, что Медик, по праву Поэта, пламенно целовал этот пульс — они вообразили бог знает что, вспылили, готовы уже были излить свой справедливый гнев... да Юлия предупредила бурю: она вскрикнула, как кликуша, и заметалась. Отец и мать забыли в испуге гнев свой и бросились к ней на помощь; а Поэт, в порыве участия, забыл испуг свой и также бросился к ней на помощь; он оттирал ей пульс, требовал одеколон, воды... Отец и мать сами бегали то за тем, то за другим... При нем расшнуровали Юлию... Юлия стала дышать.

Поэт пришел в себя, взял было шляпу. Отец Юлии также пришел в себя.

— Милостивый государь! — произнес уже он к Поэту. Но Юлия снова заметалась, застонала; снова все бросились к ней.

Она открыла глаза, взглянула на Поэта, схватила его руку и — прижала к сердцу. Кончено! других объяснений не нужно: все сказано, что нужно сказать.

Смущенный Поэт хотел было из приличия отнять руку; но Юлия удержала ее и произнесла томным голосом:

— Не уходите!., сидите подле меня!., я умру без вас! Отец и мать выслушали эти слова, не нарушая тишины, которая была необходима для здоровья дочери.
Таким образом, дело объяснилось само собою. Мать стала готовить приданое, отец придумывал, когда бы назначить день свадьбы.

И вот — к свадебному балу Юлии готовятся и ее подруги.

Все они уже успели сказать Юлии, чтоб она — когда посадят ее за стол, перед благословением отца и матери отпуская в церковь,— не забыла, вставая из-за стола, потянуть за край скатерть, прошептать имя каждой и пожелать выйти ей замуж за избранного сердцем, за возлюбленного.

В течение года это пожелание непременно должно исполниться: так говорит поверье. Юлия исполнила просьбы подруг своих, и — странно! поверье подтвердилось.

В известное время, в известных формах бал начался.
Много уже времени тому назад, как бал имел высокое значение в общественной жизни.
Образованность бального общества имеет возрасты.
Сперва должно ловко двигаться, ни слова не говоря.
Потом красно говорить, ничего не мысля.
Потом умно мыслить, ничего не понимая.
Потом ясно понимать, ничему не веря.
Таким образом, бал был некогда школой правильного движения.

Когда научились ловко двигаться, классические танцы стали пошлы; изобрели танцы романические: засели и стали изучать приветствия, занимать друг друга разговорами; но когда разговоры вытвердились наизусть, начали мыслить кочуя, по выражению Грибоедова, из комнаты в комнату. Это было самое скучное время. Теперь ясно поняли, что бал есть во всяком случае маскарад, мистификация ума, сердца и чувств, и — перестали верить, женщины мужчинам, а мужчины женщинам. Бал обманул каждого; настало разочарование к балам; община рушилась, все обратилось в самого себя..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

Пусть же все надумается и наскучается в этом уединении, а потом призовет в гости к сердцу сердце, к чувствам чувства, к уму ум — и будет снова весело в жизни; люди будут собираться в кружок не для скуки, не для торговли собою, а чтоб поделиться избытком ума и чувств.

Так рассуждал один домашний философ. 


Первая и вторая часть книгиПосещения (стр.63) — Поскорей (стр.64) —  Считаться женихом (стр.65) — Блаженство (стр.66) — В дорогу (стр.67) — Знакомство (стр.68) — Речь (стр.69) — Экзерцирхауз (стр.70) — Тайные переговоры (стр.71) — Ведьма (стр.72) — Обязанность родителей (стр.73) — Намерение (стр.74) — Заступаться (стр.75) — По пословице (стр.76) — Сова Савельевна (стр.77) — Верное сердце (стр.78) — Пятница (стр.79) — Любопытные вопросы (стр.80) — Игра в карты (стр.81) — Вечерело (стр.82) — Выговор начальника (стр.83) — Верное сведение (стр.84) — Настал черед (стр.85) — Думки нет (стр.86) — Приношение (стр.87) — Невежество (стр.88) — Чтения (стр.89) — Эвелина (стр.90) — На север (стр.91) — Санктпетербуржская ночь (стр.92) — Думка-невидимка (стр.93) — Новое лицо (стр.94) — Вторник (стр.95) — Шесть подруг (стр.96) — Мельани и Агриппинё (стр.97) — Зиновия, Пельажи и Надин (стр.98) — Кавалергард (стр.99) — Атташе (стр.100) — Капитан (стр.101) — Поверье (стр.102) — Мщенье (стр.103) — Мучения (стр.104) — Икс (стр.105) — Нечистая сила (стр.106) — Черный глаз (стр.107) — Ловец в обществе (стр.108) — У Вернецких (стр.109) — Нерешительность (стр.110) — Второе приглашение (стр.111) — Пожар (стр.112) — Спаситель (стр.113) — Претлошение (стр.114) — Свадьба (стр.115) — Ивановская ночь (стр.116) — Последствия (стр.117) — Конец (стр.118)

Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


11.11.2009, 11:39. Вельтман А.Ф..