На главную



Rambler's Top100

Сад.


Рассказ. Страница первая.


Вернуться к содержанию | Рассказ Сад - Княжна Тараканова - Страдные дни - Свидание трех

По-жалостному если сказать — каморка, закута; на опросных листках, что развелись несть числа, называют иначе — даже не комнатой, а целой квартирой, и идет она под особым номером, не очень счастливым — номер тринадцатый, а про себя и вовсе именую ее моим домом: с работы иду не куда-нибудь, а домой. Дом мой в подвале, рядом с другими такими же по коридору; длина его - пять с половиной шагов, шириной — почти три; окошко выходит в глубокую яму, издавна в ней были мусор и грязь, осколки стекла, всякая заваль; но и это местечко — мое: балкон наизнанку. Я его вычистил этой весной, принес в решете с Девичьего поля земли и обратил за высоким кирпичным забором не во что-нибудь — в сад, И когда, в обхватку руками, нес решето, кричали грачи над головой, мокрое солнце ложилось вдоль улиц и грело мою малую землю, дышала весна в комочке земли, а думы мои над ним проносились, как облака или как некогда дух над новорожденной нашей планетой. Таким же кусочком тепленькой грязи.

И вот: посредине подсолнух, тощий и тихий, с не тяжелой, но лентами желтыми обвешанной шапкой, а округ него кудреватый подсед птичьей гречихи, несколько кустиков щавеля, былинки ромашек; по стенке горбатая в корне полынь, лук по углам. Хорошо мне глядеть на всю эту роскошь и грустно.

Хорошо потому, что человеку без радости, какой ни на есть, на свете жить невозможно, и еще невозможно ему жить без мечты, а грустно подчас на деревянном моем табурете в вечерний палевый час у садика моего тихо посиживать, может быть, оттого..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). но тут не обойтись без целой истории.

Как бы ведь ни был сам по себе незаметен и мал самый последний на земле человек, но и у него в голове — осколочек солнца, свой разум и свет, а потому другие все люди, сколь бы они на путях нашей жизни ни казались великими, только вокруг скромного этого светила в некоем череду обращаются, уподобляясь планетам; но и в груди у него — горячее сердце, уголь палящий, а значит — и боль и восторг.

С юных лет моих был я пристрастен к раздумью, к чтению книг. Семья возрастала у нас большая, бедовая. Отец был кузнец, мать бегала прачкой по купеческим в городе М*** богатым домам, но оба не унывали; кое-когда на гроши любили кутнуть, пели веселые песни, а мы, куча детей, веселая голытьба, им подпевали. Между других замешался и я, самый последний, жадный до жизни, все примечающий, но не из слишком веселых; жил и тогда некий во мне червячок: «На Васю накатывает»,— говорила дьячихе-куме раз думчиво мать и поила меня водой с уголька. Но и вода не помогала. Помню, бывало, в закатный осенний денек забьюсь около вешалки в угол, сереют вечерние тени, дома нет никого, братья и сестры на улице, на каждодневной работе мать и отец, и только под божницею рыжие по рыжим обоям шуршат прусаки — и такая тоска упадала на душу и, как под серой золой, так разгоралось в груди, так закипало, словно смолою, детское сердце: обида ли в нем, недоумение, злость — не умею назвать, но только что грудь обжигало. Может быть, это было... предчувствие.

Вернуться к содержанию | Рассказ Сад - Княжна Тараканова - Страдные дни - Свидание трех


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


10.08.2009, 11:15. Иван Новиков..