На главную



Rambler's Top100

Голенькой правде не жить!


Рассказ "Хитрое перо". Страничка 9.


Вернуться к содержанию | Рассказ Хитрое перо - Полубарышня - Намерен жениться - Подставной жених - Полузатворница - Новые беды - Хитрость пера - Обыскная книга - Правде не жить

— Посмотрим теперь, что гласят документы! Поверенный «той» стороны разогнул пожелтевшую книгу, и вот над нею склонились душистые судейские бакенбарды.

Дарья Михайловна сидела и думала: «Чудо... Когда ж будет чудо? А вдруг и в самом деле сейчас я услышу другую фамилию?» Но вместо того главный судья, откинувшись в кресле, сказал:

— Здесь расписался Никифор Терехин. И мы по закону... Василий Иванович рванулся к столу и загремел:
— Это неправда!

Но тотчас же его осадили.

— Ну, а вы что же нам скажете? — с легкой насмешкой спросил судья Уздечкина.
— А ничего не скажу-с, ваше превосходительство, не поглядев,— скромно ответил Уздечкин,— Вы мне не разрешите ли полюбопытствовать?

Ему разрешили, он подошел. Склонился над книгой и долго глядел в нее, словно впервые видя сей документ. Потом он положил книгу на стол, и Дарья Михайловна как бы снова увидела скатерть и свою старушку просвирню Агриппину Петровну... Так же, точь-в-точь как и тогда, рука его протянулась вперед и осторожно легла на страницу, пальцы заколебались и внимательно стали прощупывать лист..

Bce глядели и ждали. Он же молчал среди тишины. Потом привычным движением поправил очки, поднял книгу и стал глядеть ее на свет. Оловянная тонкая проволочка, идущая за уши, в одном месте была, видимо, надломлена и туго перекручена суровою ниткой. Василий Иванович, созерцая всю эту странную фигуру и манипуляции, которые проделывал поверенный Дарьи Михайловны у всех на глазах, серьезно подумал: «Да не сошел ли он с ума?» Но вот Уздечкин при общем настороженном внимании обратился к председательствующему:

— Не изволите ли вы, ваше превосходительство, собственным вашим перстом ощупать бумагу? Шероховата-с, не правда ли? И поглядите на свет-с... Подпись-то верную кто-то ведь выскоблил-с и по этому месту уже написал: «Никита Терехин».

Бакенбарды склонились. Палец ощупал подделку. На свет было видно еще того лучше. Была тишина. Недоумение. И среди тишины Уздечкин сказал:

— Так чего же, я смею спросить, ваше превосходительство, стоит та подпись?

Его превосходительство изволил молчать.

— А еще позволю себе обратить ваше внимание на то обстоятельство,— продолжал Уздечкин спокойно и даже несколько строго,— что чернила в подделке вовсе другие-с, сами извольте сличить! Смею сказать, неизвестный художник грубо сработал-с... И удивительно даже, как в первой инстанции...
— Довольно! — прервал его председательствующий.

Так вот какова была подделка особого рода: выскоблил подпись и написал поверх то же самое и тем самым написанное опорочил. Ну разве не хитрое было перо? Повесть была завершена, благополучный конец сам собой ясен, но я все же спросил:

— А что же Уздечкин сказал про ту эпоху?
— Благодарю вас, что вы мне напомнили. Изречение это было такое: «В нашу эпоху-с (он знал это слово  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)) кривду, скажу, только и вышибешь кривдой же, а голенькой правде не жить!»

1939

Вернуться к содержанию | Рассказ Хитрое перо - Полубарышня - Намерен жениться - Подставной жених - Полузатворница - Новые беды - Хитрость пера - Обыскная книга - Правде не жить


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


21.08.2009, 15:12. Иван Новиков.