На главную



Rambler's Top100

Приключенья на море и приключенья на суше.


Рассказ "Ласточка-парус". 4 страница.


Вернуться к содержанию | Рассказ Ласточка-парус - Нежность большая - Решился - Приключения - Чиновник - Листалась жизнью - Добро - не сказка

Но в ту же минуту раздался звон, дребезг; осколки стекла брызнули на пол, и темная ласточка, блестящая, быстрая, заметалась по комнате. Матильда Ивановна с трудом отняла занемевшие пальцы и отпустила Никитку. Она глядела на птицу, чертившую в воздухе острые линии. Касатка металась так быстро, что Матильда Ивановна увидела ее одновременно — и верхним своим крутящимся глазом у самого потолка, и нижним, тяжелым, когда та, как бы черпая невидимую воду, скользила у самого пола. Никогда еще, верно, Матильде Ивановне не было так удобно глядеть... Никитка тем временем также оправился, он приподнялся и сидел на полу. Он знал, что беда миновала. По лицу Матильды Ивановны бегали тени. Потом она закачалась, как бы в великой тоске, и корабликом темной рукою прикрыла темные впадины глаз.

— Так вот ты зачем... так вот ты зачем выбросил яйца... Никитка ее понимал и не понимал.
— Мне было жалко... птенчиков жалко...— пробормотал он тихонько.

Но Матильда Ивановна ему ничего не сказала, она продолжала покачиваться и бормотала сама для себя. Никитка стал на ноги и сверху глядел на нее. Он разобрал одну только фразу.

— Но у меня... но ведь птенчика не было и у меня... никогда его не было..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

Никитке вдруг сделалось страшно. Он еще постоял-постоял и тихонько потом, босыми ногами, не оборачиваясь, стал отступать по направлению к двери, и когда Матильда Ивановна отняла наконец руки от глаз, никого уже не было в комнате. Эти два раза, как был на господском дворе, Никитке запомнились крепко. Как-то пронзили они туманы в горах и ущельях: ущелья и горы были в мозгу, туманные, серые мысли — над ними; весь его мир, тесно и косо, как под их деревенскою крышей, был заключен в его черепной неуклюжей коробке. Какая-то птица там поселилась; он просыпался в ночи — и глаза его, раньше не проникавшие мрака, приобретали теперь небывалую зоркость: видел он очертания печи, рушник на крюку, стенные часы с цепочкой и гирями — гордость семьи. Но все же и странно: серая печь была как гора или утес; рушник (недвижимый) — как парус, опавший без ветра; часы... вот часов не понять. Но ясно — корабль и туманы; ясно — над толщею вод.

Все было смешано в этой приснившейся яви: «Приключенья на море и приключенья на суше», деревенский их пруд и коряги, касатки, упругим крылом какую-нибудь сеть заметавшие над вихрастой, клокастой его головой. И точно судьбу прозревал: Никитке судьба быть на море, из Никитки со временем вышел матрос. Произошло это так.

Разноглазая старая барышня Матильда Ивановна Никитку отметила: то есть опять-таки: не пригрела — ничуть, а на расстоянии. При жизни она не хотела признаться, а решила облагодетельствовать — по завещанию. И когда умерла, было Никитке уже четырнадцать лет. И вот паренек — хозяин усадьбы: земли не так много — десятин шестьдесят, но шестьдесят десятин — это богатство, сокровище, клад! Да еще и усадьба, сад, огороды, собственный пруд...

Вернуться к содержанию | Рассказ Ласточка-парус - Нежность большая - Решился - Приключения - Чиновник - Листалась жизнью - Добро - не сказка


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


20.08.2009, 12:40. Иван Новиков.