На главную



Rambler's Top100

Пустой малый.


Рассказ "Двойной орешек". Глава IV - 8стр.


Вернуться к содержанию | Рассказ Двойной орешек - Священная молодость! - Незнакомая дама - Свидание старых друзей - Монеты - Дом советника - Обед у Кривцовых - Пустой малый - Никаких свиданий - Излечимо - Березка - С головою орла - Судьба посылает

Кочевание с места на место вместе с вождем разношерстных отар, восьмидесятишестилетним Архипом, с «поддужными» его пастушатами, вольной и ободранной голытьбой, пережженной солнцем и ветром, как корочки черного хлеба; игра с ними в «ножички» или в «ладыжки», а то и попросту драка; купанье в старом пруду под корявыми, низкими ветлами; тоска и раздолье гармоники; гулкие звуки упругой земли то под ударом цепов на селе, то под топотом пляшущих ног; глухой и сдержанный свист ремня на молотилке в усадьбе, дрожание и вой барабана, фырканье в теплой испарине лошадей у привода, шелест сухой, свежей соломы, сизый дымок из трубы, холодные яблоки; яркий кумач и позументы у баб, теплый туман в праздничной церкви, таинственный треск горячих свечей перед образом, вымытые чисто-начисто дома полы, жаркий пирог; изморозь, рубка капусты, купанье и стрижка захолодавших овец; на кухне долгие зимние вечера с каганцом и со струной шерстобита, со свайкой и лыками, с запахом новой пеньки и свежего хлеба; и снова весна, зеленя, ручьи и проталины, «куриная слепота» по лужкам и на дворе «птичья гречиха»... Боже мой, это деревня, это ее голос, похожий на талую воду в лощинке, это Николка Сорокин, это Сережино детство. Это то, что, казалось, прошло и вот по-деревенски покликало. Ему мучительно не хотелось идти, оторваться от свежей воды. Но идти было надо. Он было решил попросить у отца позволения пойти повидаться с Николкой, но, кажется, лучше смолчать. Сережа глубоко вздохнул, лицо его стало печально. Вера Кирилловна поняла его.

— Прощайте, Сережа, — сказала она и улыбнулась.— Поклониться Сорокину?
— Да. Пожалуйста... Да,— ответил ей через силу Сережа.
— Какой еще это Сорокин? — спросил, уже не скрывая недовольства, отец.
— Николай, сын Федота Ипатыча покойного,— ответила за Сережу Вера Кирилловна.
— Пустой малый, такой же каторжник вырастет, как и отец.— И Александр Петрович шумно и недовольно встал.

Сережа повернулся и вышел.

— Пойдемте ко мне,— быстро заговорила Агния Павловна, также вставая,— вы хотели мне показать их тетради.
— Сочинения? — брезгливо-обиженно протянул Александр Петрович.

Никто не ответил ему.

— Боже мой, боже мой... Бедный мой мальчик! — по дороге к себе, уводя Веру Кирилловну, прошептала, как и давеча, Сережина мать.


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


17.08.2009, 10:39. Иван Новиков.