На главную



Rambler's Top100

Серебряная свадьба.


Рассказ. Страница №1.


Вернуться к содержанию | Рассказ Серебряная свадьба - Копнить и возить - Аромат седой старины - Интеллигенты - История Петра Поликарповича

Хорошо после летней бедовой Москвы с ее грохотом, дребезгом, пылью, когда через мозг проламываются грузовики, а где-то в груди, под девятым ребром, завывают разносчики, и внезапно лоток, как броненосец, врезается над вашею книгой,— хорошо очутиться в горах или у моря. Простор, тишина. Ветер, безветрие. Грохот грозы и прозрачные, тихие дали. Все хорошо, но одно не хорошо: не убежать от нарядной толпы и от музыки, от добрых знакомых и от разговоров, приевшихся за зиму.

То же скажу и о способах передвижения: пароход, или поезд, или даже аэроплан. Что говорить, в этом есть прелесть своя, но иногда хочется быть со всею страной, так, как она есть,— в немудреных ее и необозримых просторах, с росистыми утрами, с зацветающим днем — зелень внизу — травы, цветы,— а вверху облака; с багряным закатом — пламенногривые кони мчат под уклон отгорающий день; и, наконец, с тихой, душистою ночью, когда ложе — земля и звезды мигают между ветвей, а на заре приснится прозрачный полуявь-полусон: заяц стоит на опушке и слушает утро; лапка приподнята; и лапка мокра от прохладной росы.

Итак, стало быть, я пешеход, и не курорт, а деревня. Неторопливо шагать, редкие люди, природа и труд. В записной моей книжке немало зачерчено этих людей, памятных встреч, разговоров; можно бы взять наудачу. Но сегодня как раз у музыканта-приятеля пил я вечером чай. Вышли мы в садик (у него и в Москве кусочек деревни  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)), светила луна из-за забора, после дождя пахло травой. А к чаю он подал, и это-то самое главное — в глиняном круглом кувшинчике, по-деревенски, варенье. Из городских обитателей знают его лишь немногие: полевая клубника. Она-то именно мне и напомнила. Напомнила раннее утро, я шел вдоль реки по течению. Лежала роса — отяжелевшая, крупная. В бисере были кусты, в бисере травы. В сборчатых листьях манжетки с ее зелеными, едва приметными глазу соцветиями стояли целые детские озера. Маленьким я их любил выпивать. Наклонишься, втянешь холодноватую влагу — и кажется, нет другого такого на свете напитка. Да и действительно нет! Идти вдоль реки — хорошо. Больше того — очаровательно. Мысли легки. Плавно они поднимаются, плавно скользят и легко уступают место другим. Путь совершаешь с рекой. В ней отражают ся небо, рощи, деревни. Порою касатка, косо, стремительно, пересечет у воды свое отражение; черкнула крылом — и снова их две; ввысь — в глубину. У реки, как и у неба, свои облака, не только заемные, что проплывают над ней, и не только туманы, что сама она шлет на вышину,— облака эти издали видимы и ощутимы вблизи: это кувшинки. Порою на тихом течении мостят они мост с одного берега и до другого, и как извиваются крайне упругие стебли, как кивают блестящими белыми лопастями головок: вот-вот сомкнутся!

Вернуться к содержанию | Рассказ Серебряная свадьба - Копнить и возить - Аромат седой старины - Интеллигенты - История Петра Поликарповича


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


18.08.2009, 16:33. Иван Новиков.