На главную



Rambler's Top100

Решился.


Рассказ "Ласточка-парус". 3 страница.


Вернуться к содержанию | Рассказ Ласточка-парус - Нежность большая - Решился - Приключения - Чиновник - Листалась жизнью - Добро - не сказка

Никитка не раз скандалил с ребятами за птичьи те гнезда, а однажды решился на крайнюю штуку, чтобы отвадить и самое Матильду Ивановну от собиранья яиц. «Что она птенчиков пьет? Нехорошо».

Матильда Ивановна раза два в год ездила в город. И вот раз Никитка подкараулил, пора была летняя, забрался в столовую к ней через балкон и вытащил в сад всю коллекцию... Ему самому было жутко немножко, как захрустела под пальцами разноцветная та скорлупа. Полдень налит был зноем, гудели жуки, и один за другим рушились, рушились легкие гробики. Он закопал все в канаве, тут же кинул и горку, а ночью над ним реяли птицы, свистели крыла, великое множество крыл. Было похоже на бурю, и хорошо или плохо — он об этом не думал, но какое-то дикое море швыряло его, в пене кружился водоворот...

Матильда Ивановна едва не умерла от огорчения. Никаких следов преступления не отыскали. Не брала она больше яиц, вовсе замкнулась. Никитка и сам затаился, никому ничего не сказал. Он долго ходил и раздумывал. Наконец, по-ребячьи, на что-то решился. Выкупал ноги в воде, пригладил вихры, квасом из кружки, и потихоньку проник в пустынную область.

Август желтел, пахло хлебами и яблоками, и на заросшем травою дворе, безлюдном и тихом, где никогда не было птиц, реяли в воздухе две быстролетных касатки. Завидев Никитку, они испустили острый и радостный крик, и, как челнок на ткацком станке, засновали — то впереди, то позади — слева направо, справа налево — как бы заплетая его в воздушную ткань... Что они говорили, о чем щебетали?

На крыльце никого. В комнатах тихо. Никитка поколебался. Но остро в стекло чиркнула ласточка, и он пошел дальше. Полы были вымыты, пахло полынью. Целая груда свежих, на зиму, веников лежала на сундучке. В открытые двери столовой видна была сгорбленная небольшая фигурка, лопатки торчали остро и сиротливо. Матильда Ивановна, кажется, плакала, потому что головка ее, сухая, приглаженная, птичья головка, тихо, беззвучно подрагивала, как озябшая осенью птичка на голой, покинутой листьями ветке. Никитка невольно издал какой-то гортанный, приглушенный звук, Матильда Ивановна к нему обернулась.

Да, она плакала. Мокрые, смятые щеки как осеннее поле, густо и хлипко залитое дождем, глаза как запуганных две мятущихся поветру птицы. В комнате даже стало темней, как на лицо налетела темная туча. Ветер рванул, и заскрипели деревья:

— Что тебе надо? Что тебе надо?

Никитка сказал:

— Я украл твои яйца. Я их разбил и закопал.

Он взглянул на Матильду Ивановну и содрогнулся. Мокрые щеки ее — сразу сухие, как если бы их опалил огонь изнутри; далеко И наискось откинута птичья головка, чтобы как клювом — глазом пронзить обреченную жертву, и, наконец, этот взгляд, которого так вот, в упор, должно быть, никто еще не видал: всегда до того стояла Матильда прямая и падала пуля — в колени. Никитка затрепетал, но не двинулся. Вот оно — это окаменение!

Матильда Ивановна сделала шаг и сухою рукой очень сильно и больно (но боль не была самое главное, главнее был ужас) ударила мальчика прямо в лицо. Потом, уже сразу обеими, схватила руками натертые квасом виски и стала качать его голову, тихо постанывая. Никитка.. [cp_sysblock:1. Никитка молчал.

Ему постепенно стало казаться, что это всего только буря, привычная на море. Но буря росла. Он головою ударился о мокрую палубу, голова закружилась, и доски под ним заходили. Когда он разомкнул глаза наконец, то увидал себя на полу; на полу же была и Матильда Ивановна. Костлявые руки душили его, и не было силы сопротивляться. С трудом проглотил он комочек свежего сжатого воздуха, и было слышно, как туго и трудно он продвигался в груди, как это бывает с куском, неловко проглоченным. Упорный, сверлящий и ненавидящий глаз приговорил его к смерти. Впрочем, ненависть шла глубоко — из-за глазниц, где засело мертво-неподвижное самое яблоко, зрачок же, отверстие — было не больше, как дулом ружья, из которого, туго свистя, летел этот взгляд — убивающий.

Все решено. Значит, конец.

Вернуться к содержанию
| Рассказ Ласточка-парус - Нежность большая - Решился - Приключения - Чиновник - Листалась жизнью - Добро - не сказка


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


20.08.2009, 12:30. Иван Новиков.