На главную



Rambler's Top100

Рисунки приморских городов.



Книга "Архитектор Джакомо Кваренги".


В связи с отъездом за границу Кваренги заручился 13 октября 1779 г. документом, удостоверяющим, что он, Джакомо Антонио Доменико Кваренги, и его супруга Мария Фортуната Маццолени являются знатными гражданами города Бергамо. Документ был заверен венецианским нотариусом Джакомо Белланом. Отправляясь в путь, Кваренги «захотел бросить последний взгляд на лучшие постройки, украшающие венецианское государство, и оттуда продолжил путь вплоть до Петербурга». Так пишет зодчий о последнем переезде по Северной Италии до Венеции и дальше.

В середине XVIII в. из Италии в русскую столицу можно было следовать двояким путем: или сухопутным через несколько западноевропейских государств, в частности через Швейцарию, Австрию, Германию, Польшу, или морским путем вокруг Западной Европы в Финский залив. Третий, в принципе возможный, путь по Средиземному морю, через проливы и Черное море, а дальше по сухопутью был практически закрыт, его контролировала и преграждала Османская турецкая империя.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)

Лишь в результате русско-турецкой войны 1768—1774 гг. по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору (1774) Турция вынуждена была открыть доступ России в Черное море, а также в Босфорский и Дарданелльский проливы, после чего стали возможны морские транспортные связи России со странами Средиземноморского бассейна, в том числе и с Венецией. В «исповеди» Кваренги не рассказал о том, как он добирался из Венеции до Санкт-Петербурга. До недавнего времени его переезд из Италии в Россию констатировался как факт сам собой разумеющийся. Но вот в 1968 г. профессор Ванни Занелла в Музее Сфорцеско в Милане неожиданно обнаружил до того неизвестные чертежи и рисунки, часть которых имеет подпись «Quarenghi», а остальные нетрудно было атрибутировать как творения этого зодчего. Среди более чем ста листов имеется несколько рисунков, выполненных в характерной для Кваренги манере и изображающих сильно укрепленный город на морском берегу. К ним по характеру и сюжету изображения примыкает рисунок Кваренги, хранящийся в Государственном научно-исследовательском музее архитектуры им. А. В. Щусева в Москве. На нем тоже изображен сильно укрепленный приморский портовый город с возвышающимися минаретами. Несколько парусных кораблей стоят на причале. Группа путешественников на первом плане и среди них стоящая фигура с шашкой на боку точно ориентируют изображенный город как порт Османского государства. Содержание этого рисунка до сих пор оставалось необъясненным, и предположительно рисунок считался перерисовкой Кваренги с неизвестного рисунка художника М. М. Иванова (1748-1823) [25, с. 92], получившего в 1785 г. звание академика за рисунки видов Крыма и Царского Села.

Среди найденных в Милане графических произведений Кваренги самыми удивительными и важными для его биографии представляются изображения конкретных, легко опознаваемых архитектурных памятников: двух башнеобразных каменных мегазилов — финикийских гробниц, одна из которых с изваяниями львов у цоколя цилиндрической башни хорошо известна в истории архитектуры как характерный образец финикийского погребального зодчества III в. до н. э. Эту гробницу близ города Амрита Кваренги изобразил с величайшей точностью в ансамбле с другим башне-образным погребением на фоне укрепленного приморского города.

Крепостные стены Финикийского дворца
Крепостные стены Финикийского дворца на малоазиатском берегу Средиземного моря. 1779 г. МСМБ.

О том, что это изображение с натуры, свидетельствует реалистично переданная жанровая сцена группы путешественников, рассматривающих древние памятники. Один из сидящих персонажей в широкополой шляпе делает зарисовки в альбом. Не себя ли самого изобразил Кваренги? Он это будет делать и впоследствии неоднократно. Тщательность исполнения рисунков выдает стремление автора к предельной документальности визуального изображения, подобно тому как он это делал в Риме, когда по его рисункам можно не только узнавать памятники, но и изучать их.

Неоднократные изображения прибрежного или островного укрепленного города с минаретами и даже со стороны моря обнесенного мощными каменными оборонительными стенами с башнями, а также финикийских мегазилов — надгробий не оставляют сомнений в том, что эти рисунки Кваренги исполнил на малоазиатском побережье, где в его время сохранялись древние финикийские города, продолжавшие жить в условиях турецкого господства.

Малоазиатские рисунки Кваренги, включая и рисунок в ГНИМА, отличаются точностью передачи сюжетов, одинаковым оформлением листов кз альбома карманного формата (12X25 см) и общностью характера персонажей, явно любующихся виденным и ведущих его обсуждение.

На одном рисунке отражен момент возведения каменных оборонительных стен, поднимающихся прямо из воды. Другой рисунок запечатлел двухрядные каменные стены с башнями и скульптурными украшениями, сохранившимися, вероятно, от глубокой древности. Раскрытие стен перед входом позволяет увидеть даль моря.

Теперь предстоит объяснить, когда и почему могли появиться эти рисунки.

Джакомо Кваренги / Пролог / Бергамо / История / Родина / Образование / Поиск пути / Формирование / Копирование / Палладио / Зарисовки / Признание / Реалист / Конкурс / Олимпико / Томазо и Сельва / Саркофаг / Бассано / Путешествия / Леду / Гимар / Екатерина II / Первооснова / Независимость / Рисунки / Побережье / В России (1779-1817) / На Неве / Петербуржские / Растрелли / Кремль / Шатры / Павел I / Культура и просвещение / Древность / Дворцы / Кулич и Пасха / Петергоф / Поручения / Признание / Угасание / Сотрудничество / Чертежи / Пейзажи / Вельё / Александровский дворец / П-корпус / Пропорции / Художник / Гравюра / Публикации / Мастера / Тосна / Пелле / Сокольничье / Адмиралтейства / Стасов / Триумфальные / Постройки / Торговые / Ратуша / Аничков / Гостиный / Продолжение /


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


Пилявский В. И. Стройиздат. 14.04.2010, 17:44.