На главную



Rambler's Top100

Шедевр Чаплина - фильм "Тихая улица".



Бандит и полицейский с Изи-стрит.


«Тихая улица», справедливо отнесенная критиками и историками кино к шедеврам Чаплина, несмотря на свою кажущуюся развлекательность (это один из самых смешных фильмов Чаплина), содержала немало иронических комментариев по поводу капиталистического образа жизни. Ирония была настолько очевидной, что Чаплин предусмотрительно перенес действие своего фильма из США в Англию. «Перенос» был осуществлен путем замены американских «копов» английскими «бобби». «Спектакль» Армии спасения, воспроизведенный в начальных эпизодах, исполнен нескрываемой издевки и иронии по адресу этой организации. Далеко не случайно одни и те же артисты (Джемс Т. Келли и Альберт Аустин ) играли и миссионеров Армии спасения, и бандитов с Тихой улицы. Елейная речь одного из миссионеров исторгает слезы умиления у присутствующего на проповеди наивного бродяги Чарли. Тут же «перестраиваясь», он возвращает кружку с пожертвованиями, которую успел стащить во время проповеди, и... записывается в полицию.

Постоянная жертва полицейского произвола, маленький Чарли, сам становится полицейским. Полицейский шлем ему немного мал, мундир чуть-чуть велик, пояс с бляхой нацеплен задом наперед, штаны свисают, но вместо жалкой и беспомощной тросточки у него в руках символ могущества и власти — полицейская дубинка. Внешний вид новоиспеченного полицейского вызывает смех у случайного прохожего. Насмешнику приходится жестоко поплатиться за проявленное им неуважение к полицейской бляхе. Кокни в полицейском мундире не только внешне, но и внутренне перевоплотился. Полицейская дубинка в его руках автоматически приходит в действие: потерявшего от удара сознание нарушителя уволакивают «куда следует» подоспевшие полицейские.

Чарли-полисмен — это невыразимо смешно. Смешно уже само сочетание слов «Чарли» и «полисмен», т. е. «жертва» и «угнетатель» или «слабый» и «сильный». Образное воплощение этого противоречия в «Тихой улице» — еще смешнее. Чаплин выделяет в образе Чарли-полисмена тончайшие нюансы и оттенки. В одном эпизоде это — грубый полисмен, наводящий порядок и тишину полновесными ударами дубины. Тогда это вызывает гомерический хохот, ибо в устрашающем «бобби» большинство зрителей безошибочно распознает своего доброго знакомого — тщедушного . неудачника и растяпу Чарли. В других эпизодах крошечный блюститель порядка выглядит беззащитным барашком рядом с гигантом-дебоширом с Тихой улицы. Это, пожалуй, еще смешнее, потому что в смешном, комичном положении оказывается полисмен, а тем самым и вся полиция...

В фильме встречаются эпизоды, в которых Чарли-полисмен, невзирая на свою костюмировку, ведет себя как бродяжка Чарли: он помогает бедной женщине воровать в лавке овощи и съестные припасы, рассыпает перед детьми корм, словно это не дети, а цыплята, крошечному, немощному герою, отцу полутора десятка ребят, мал-мала меньше, с пресерьезным видом нацепляет в качестве медали за многодетность полицейскую бляху.

В ироническом «хэппи энде» этой картины усмиренные полисменом Чарли хулиганы и бандиты в котелках и цилиндрах, с библиями под мышкой сопровождают в воскресный день к молитвенному дому своих жен и подруг.

Особенно удалась Чаплину сцена первой встречи новоиспеченного полисмена с «грозой квартала» — бандитом с Тихой улицы. На углу переулка св. Маргариты (название переулка обозначено на газовом фонаре, стоящем на углу) Чарли, беззаботно ковыляющий своей утиной походкой по тротуару, попадает в поле зрения громадного верзилы со свирепыми мефистофельскими бровями. Верзила угрожающе приближается кЧарли, уверенному в непреодолимом могуществе своего мундира...

Чарли не обращает ни малейшего внимания на бандита. Некоторое время они прохаживаются по тротуару — крошечный Чарли и громадный бандит, человечек и великан, Давид и Голиаф, волк и ягненок.

Постепенно до сознания Чарли доходит, что ему угрожает смертельная опасность, ритм движения полицейской дубинки, которой он размахивает на ходу, становится нервным, напряженным, настороженным, Чарли делает вид, что он просто прогуливается. Бандит, свирепо поглядывая на свою очередную жертву, не отстает от полисмена ни на шаг. Чарли сначала идет на зрителя, потом круто поворачивает и идет назад ... Так же поступает бандит. Аппарат, следуя за ними, угрожающе надвигается, общий план становится средним, игровым. Чарли сворачивает на мостовую. Бандит за ним. Внимание Чарли неожиданно привлекает груда тряпья, лежащая среди улицы. Он рассматривает ее. Лицо Чарли вытягивается и бледнеет, глаза широко раскрыты. Перед ним остатки растерзанного полицейского мундира. Несколько лоскутков и бляха — вот все, что осталось от его предшественника, дежурившего на углу Тихой улицы и переулка св. Маргариты. Прайс на фасадные работы.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)

Результат схватки тщедушного Чарли с великаном-бандитом предрешен. Едиственный возможный выход — позвать на помощь полицию. Полицейский телефон под руками — на фонарном столбе. Но как до него добраться? Начинается молчаливая борьба за право позвонить по телефону. Чарли петляет вокруг столба с телефоном. Бандит неотступно следует за ним. Чарли несколько раз воровато протягивает руку к телефону, но бандит тотчас делает угрожающий жест, и Чарли отдергивает руку. На его выразительном лице играет вымученная, виноватая улыбка...

Но вот Чарли удается сорвать телефонную трубку с крючка. Снова угрожающий жест свирепого великана. Трубка беспомощно повисает на шнуре... Инстинкт самосохранения заставляет Чарли преодолеть страх и схватить трубку. Великан набрасывается на Чарли, но тот успевает притвориться, что трубка ему нужна вовсе не для того, чтобы позвонить в полицию. Чарли смотрит в трубку, как в подзорную трубу, куда-то вверх. Великан, наивный, подобно великану из волшебной детской сказки, вырывает у Чарли трубку, чтобы самому в нее поглядеть. На несколько мгновений он поворачивается при этом спиной к Чарли. Чарли, воспользовавшись этим обстоятельством, изо всех сил лупит великана своим «клабом» (полицейской дубинкой) по бритому затылку. Раз... другой... третий... Но великан воспринимает сокрушительные удары как безобидные щелчки: он не столько ощущает удар, сколько слышит щелчок. Он даже прочищает ухо, чтобы лучше слышать, потом оборачивается и «замечает» Чарли. Чарли пускается в бегство, но великан успевает схватить его, как кузнечика, двумя пальцами. На лице злополучного полисмена застывает «предсмертная» гримаса отчаяния. Он понимает, что ему грозит физическое уничтожение. Конец наступает не сразу. Великан оказывается садистом: перед тем как раздавить козявку-полисмена, он предварительно встряхивает его несколько раз, ударяет об стенку, после чего сбрасывает пиджак, расправляет могучие плечи и, словно демонстрируя необъятность своей силищи насмерть перепуганному человечку, начинает попеременно то встряхивать, то сгибать в дугу железный столб газового фонаря.

Чарли стонет, умоляет о пощаде, целует громиле руки, визжит, но все напрасно. Психологическая подготовка к окончательной расправе продолжается. Фонарный столб согнут в три погибели, голова великана-бандита оказывается в стеклянном фонаре, как в скафандре. Чарли, как кошка, вспрыгивает на спину к великану и открывает кран. Великан начинает задыхаться: руки его бессильно опускаются, грузное тело обвисает... Чарли, как при анестезии на операционном столе, закрывает кран и пробует пульс. Великан показывает еще признаки жизни. Чарли дополнительно открывает кран. Оглушенный газом громила валится на землю. Чарли вызывает по телефону полицию и, усевшись на тело поверженного врага, закуривает.

Зловещий бандит-силач с Изи-Стрит (Тихая улица) — воплощение и символ жестокого мира, в котором приходится существовать Чарли и его белокурой подруге. Однако победа увертливого Чарли над этим бандитом отнюдь не означает конца злоключениям и бедам маленького человека. Бандиты с Тихой улицы решают отомстить полицейскому за своего вожака. Чарли оглушают ударом по голове и бросают в люк. Чарли оказывается в мрачном подвале, где скрывается насильник-наркоман. Незадолго до этого толстяк спрятал в подвале очередную жертву — белокурую девушку из Армии спасения. Обитатель подвала оказывается... русским монархистом. Стены подвала, похожего не то на казарму, не то на мертвецкую, украшены портретами «самодержца всероссийского, царя польского, великого князя финляндского» и его гессенской супруги.

Увидав девушку, маньяк делает себе инъекцию и, оставив шприц с наркотиком на скамейке, набрасывается на несчастную. Девушка мечется по подвалу, наркоман гоняется за ней...

Сброшенный в подвал Чарли приходит в себя и пытается заступиться за девушку. Маньяк бьет Чарли по лицу — Чарли отлетает в угол и... садится на шприц с наркотиком. Наркотик начинает действовать: Чарли вскакивает, выдергивает шприц и расправляется сначала с маньяком-наркоманом, а потом и с остальными бандитами с Тихой улицы, расшвыривая их во все стороны, как котят.

Фильм завершается слащавой надписью, разукрашенной цветочками, в духе хорошо известного Чаплину жаргона проповедников Армии спасения: «Сила помогла любви... Сладость прощения принесла надежду и мир...».

Книга о ЧаплинеКиноведениеГеоргий АвенариусИсследователи ЧаплинаВклад в киноискусствоДетство ЧаплинаУвлечение циркомТеатральная карьераСмена театровИгра в скетчеНародные мимыФабрика смехаМолчаливые птицыАртистическая подготовкаГастроли в СШАПереходГолливудФарсыОсобенности СеннетаТипажиКонтракт с КистоунНеудачный дебютОбраз бродягиПобеда пантомимыПервые фильмыЧейсДвадцать минут любвиПрерванный романУход от СеннеттаДоисторическое прошлоеИнс и ГриффитТворческая свободаМаленький человекФильм РаботаКомедия ЖизньФильм ПолицияКарменСамозванец и оценщик Шедевр Тихая улицаХарактер маленького ЧарлиИммигрантМир тюрьмаТравестиThe FiremanНеобычный образХобоПодлинное лицоЧарли - жертва


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


Г. Г. Авенариус. 01.10.2010, 16:38.