На главную



Rambler's Top100

Совесть заговорила: страница #2.


Сказки и рассказы для детей.


Молчание. В комнате не было никого... Где-то там, в кухне или в ванной, переговариваются Серёжа и Витя... Так кто же это сказал, что нечестно списывать? Голос был низкий, глуховатый, слова прозвучали совсем близко, рядом... Диме казалось, что заговорил диван, на котором он сидел. Стараясь не пугаться, Дима спросил:

— Кто здесь?

В коридоре шаги. Вошли Серёжа и Витя.

— Это мы, Димка,— сказал Серёжа, открывая буфет.
— Кто у вас в комнате спрятался? — спросил Дима.
— Как кто? — удивился Серёжа. — Нет здесь никого.
— Кто-то сейчас мне сказал...
— Что сказал?
— Сказал: «Ах, Дима, Дима! Списывать нечестно!»
— Кто же мог сказать? Мы с Витей были в кухне. Витя засмеялся:
— Это, Димочка, у тебя совесть заговорила!

Серёжа и Витя опять ушли в кухню. Всё тот же глуховатый голос подтвердил:

Совесть твоя

— Да, Дима, я — твоя совесть.
— Врёте вы всё! — крикнул Дима, стукнув по дивану рукой.— Никакой совести не бывает!
— Как не бывает совести? — удивился таинственный голос.— Нет, Дима, совесть есть у каждого человека. Только иногда совесть засыпает и люди забывают о ней, а потом совесть пробуждается и начинает говорить...
— Ну и что? — спросил Дима, заглядывая за диванные подушки.
— Как что? И тогда человек начинает раскаиваться. Ты разве не раскаиваешься, что списывал у Володи Кузьмина?
— Раскаиваюсь,— пробормотал Дима.

Он отогнул один валик, другой... Даже под диван заглянул, хотя под таким диваном не могла бы спрятаться даже кошка. Диван, с двумя валиками и тремя твёрдыми пёстрыми подушками, стоял на полу так же плотно, как стоит шкаф, пожалуй, даже подметать под ним нельзя было, не отодвигая. Посередине комнаты большой обеденный стол. Дима заглянул под скатерть... У двери — буфет. Серёжа оставил его приоткрытым, когда доставал хлеб... Ничего в буфете не видно, кроме тарелок и банок... Занавески на окнах тюлевые, прозрачные.

— Что ты бегаешь, Дима, стулья передвигаешь? — спросил всё тот же голос.— Сядь, поговорим. Кого ты ищешь?
— Тебя ищу! — полуиспуганно, полусердито ответил Дима. Он сел, но не на диван, а на стул около обеденного стола.
— Правильно делаешь, что меня ищешь. Потерять совесть — это большая беда!

Голос слышался всё в том же углу... Димина совесть была спрятана в диване — это ясно. Очень просто! У таких диванов откидывается сиденье, а там... Дима отогнул оба валика, приподнял сиденье дивана... Оно приподнималось легко, как крышка сундука. Диван внутри — обыкновенный деревянный ящик..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). почти пустой. Аккуратно сложенные одеяло и простыни... больше ничего там не было. Дима торопливо опустил сиденье и опять сел на диван, ничего не понимая.

— Ты меня больше не теряй, Дима,— сказала совесть.— А уж теперь, раз я в тебе заговорила, я тебя, Дима, замучаю!

Диме вдруг показалось, что он просто спит, сидя у Серёжи на мягком диване... Заснул — и всё это ему снится... как он искал под столом... и в буфете... как шумит вода в ванной, а в кухне Серёжа негромко позвякивает посудой... и голос совести... Дима знал, что в таких сомнительных случаях — когда человек хочет проверить, спит он или не спит,— нужно ущипнуть себя за руку. Но он не был уверен, что, собственно, должно при этом произойти. К тому же он пожалел ущипнуть себя слишком больно. Щипок за руку ничего не выяснил.

— Дима, ты — пионер? — спросила совесть.
— Да.
— Пионер — а списываешь! Видишь, как я тебя мучаю! Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?
— Я еще не знаю.
— Ты, кажется, интересуешься техникой, будешь мастером или инженером... Если мастером на заводе — придётся заглядывать в соседний цех, смотреть, как там другой мастер распоряжается,— и делать то же самое, что он. А станешь инженером, будешь списывать дипломные работы, проекты, диссертации... Скажут тебе, например: «Рассчитайте, товарищ Тепляков, как реку Печору повернуть на юг, чтобы она впадала в Каспийское море?» Ты сейчас же побежишь к инженеру Кузьмину: «Володька, дай списать!» А инженер Кузьмин разведёт руками: «Знаешь, Димка, у меня совсем другое задание: завтра улетаю на Марс, буду там строить атомную электростанцию. Сам бы охотно списал у, кого-нибудь проект, да уже не успею. А на месте подсказки не жди: марсиане по-нашему ещё не научились». Так ответит тебе инженер Кузьмин. Что тогда будешь делать?

«Нет, я не сплю! — решил Дима.— Должно быть, Серёжа и Витька провели сюда телефон какой-нибудь, говорят из кухни и меня разыгрывают!» Но никаких проводов на полу около дивана и на стене не было видно. Дима принёс палку из передней. Серёжа окликнул его издалека:

— Что ты там бродишь, Димка? С кем ты сейчас разговариваешь?
— Ни с кем! — крикнул Дима.— Я просто так.
— Как так — ни с кем? — сейчас же отозвался голос из угла.— Ты разговаривал со своей совестью!

Диван стоял вплотную к стене, даже валик плохо откидывался с этого бока, только приподнимался. Дима, опираясь на валик, хотел пошарить палкой в тёмном углу... Как странно... палка, не достигая пола, опускается всё ниже и ниже... беззвучно уходит в никуда. Дима грудью упал на валик, успел только подумать: «Сплю. Сплю и вижу страшный сон: диван не на полу стоит, а просто так, в воздухе!»

— Ах, Дима, Дима! На совесть палкой замахиваешься?!

Невидимая сила потянула за палку и вырвала её из Диминой руки... Палка исчезла. Звонок и громкий стук в парадную дверь. Сережа побежал из кухни в переднюю. Две девушки в комбинезонах, шумно разговаривая, вносили в квартиру длинную, немного изогнутую трубу.

— Стоячок вам принесли, опять побеспокоим... 
— Это нам стояк? — удивился Серёжа.— А разве дырку пробили уже?
— Как же, как же — сегодня утром, пока ты в школе был, всё уже приготовлено... Вот диванчик этот опять отодвинуть придется...

Девушки отодвинули диван и стали опускать трубу в первый этаж через довольно большое квадратное отверстие.

Пока они разворачивались со своим стояком, Дима успел заглянуть в квадратную дырку. Он увидел далеко внизу кусок Витиного письменного стола, на столе — угол табуретки, плечо в красном джемпере и белокурую косу... короче говоря, небольшой кусок Витиной сестры Лены, как раз в тот момент, когда Лена спрыгивала со всей этой пирамиды. Нет, не похожа была Витина сестра ни на какую маму, даже на тётю не похожа! Дима услышал звонкий девчоночий смех. Лена крикнула:

— Димка! Скажи Вите, пускай и у него хоть немножко заговорит совесть! Обещал сию минуту обедать прийти, а я его уже полчаса жду!

***
Есть ли совесть?

Так и осталось невыясненным: есть ли у Димы совесть и может ли совесть заговорить? Во всяком случае, контрольные работы у Володи Кузьмина Дима больше никогда не списывал. 

Жили-были сказочники:
Волшебная корзина. Про кота. Про птенцов. Как обманули птиц. Осенние радости. Грибы. Бобр. Труд. Соседи 1. 2. 3. Подружки. Совесть заговорила 1. [2]. Сказки Полозова. Даша. Орлы. Побиться. Барин. Царя слуга. Плащ невидимка. Капризный муж. Грозный царь. Цветок. Пыль. Дед Андрей. Михаил Сказкин. Молодость Сказкина. Волшебные сюжеты. Персонажи Сказкина. Дорожный товарищ. Загадки старика. Мужа вернула. Иван-царевич. Золотой сазан. Благодарность сазана. Златокудр-богатырь. Богатырь спасал. Иван Ветров. Горонос и Дубодер. Смерть Кощея. Иван и разбойники. Хитрая Фатьма. Мудрая дочь. Марья. Догадливая жена. Никола Дупленский. Крестьянин и судья. Семен и Секлетея. Квит. Колпак. Обманул Семен. Воскресительное. Казнить. Про Филю. Иван Ковалев. Сказки Ковалева. Водяной дедушка. Укладочка. Не знаешь. Яга-Ягинишна. Настасья. Мертвый сад. Хрустальный мост. Плетка. Конь царя. В погоню. Фокусы. Прекрасная. Винокур. Царские дочери. Картины. Спаситель. Про Саввушку. Генерал. Про Девяткина. Рукодельница жена. Золотая головка. Золотые рога и щетинка. То не знаю что. Сват Разум. Справедливый царь. Этот добрый человек.


Стихи для детей Владимира Ивенина.
Весенний гриб > Жаворонок > Цыпялата > Два друга > Кукушка > На рассвете - Ссора > Прическа > О лете > Мамин выходной > Качели > Речка и родничок > В школу > Осеннее > Снег рассыпала зима >

Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:

Дата публикации: 31.03.2009, 16:24
Автор: Нина Артюхова