На главную



Rambler's Top100

Свидание трёх.


Рассказ "Сад". Страница четвертая.


Вернуться к содержанию | Рассказ Сад - Княжна Тараканова - Страдные дни - Свидание трех

В городе М*** тогдашние дни были бурны. Я в эти дни не узнавал и старика отца. Он выпрямил спину и был как гигант на зареве очистительных наших пожарищ.

Мы все громили острог, и когда опустели проклятые камеры, его подожгли; дымно и весело, людно было вокруг, люди теснились, кричали, и крики были похожи на дикое, вольное пение: таранили бревнами самые стены, чтобы сровнять их с невинной землей — без остатка: коли уж делать, так начисто! Отец улыбался мне в клубах горячего дыма, и эта улыбка была так же нежна, как и улыбка моей безнадежной любви; больше и выше мне не с чем сравнить ее.

Конца этого зрелища, этого действа, я, однако же, дождаться не мог, на мне лежала забота. Я нашел и опознал жениха Валентины Максимовны, я угадал его. Он был истощен, изнурен, но страшно похож — о этак случается! — на парня все с той же картинки. Я обнял его, как счастливого брата, и в эту же ночь повез на усадьбу. Судите, друзья мои, сами, как это было - свидание трех, я не могу и не стану рассказывать, ибо если молитву нельзя рассказать, когда подымается она, подобная пару, из безглагольной души, то и эта моя светлая ночь — как молитва моя, где тело — свеча и сердце — светильник.

Я передал его ей с рук на руки, я не задержался, но, из дому уйдя, замедлил шаги. Утро выдалось теплое. Сад, осенний, уже поредевший, окутан был легким туманом, в тумане светила заря. и ненадолго присел на скате к реке, и выпала мне минута раздумья.

И вот было так: все в груди улеглось, и не воды реки, не водопад, а тихое озеро, это душа моя, и озеро это — воздушно, и легкие ипдения возникают в нем, и не осенний, а полный цветов и аромата колышется сад. Что это было: только мечта или и самая жизнь, какою некогда придет и совершится она? Я не сумел бы сказать, но видение это осталось во мне — до срока»

В городе утром ждало другое. Отец погиб на пожаре, на него упало стропило; он умер на месте, но лицо его, грудь дико были обезображены. Я скоро покинул свой город, переселился в Москву. Долгие годы шли тяжело, осенний мой сад покрыла зима, а о весне я и думать воздерживался. И сердце мое с течением лет одели морозные иглы, и на углах моих губ прикипала к словам едкая горечь.

Ни Валентины Максимовны, ни жениха ее (а позже, как слышал, и мужа) больше я не видал. Знаю, что оба не расставались, знаю, что вместе снова попали в Сибирь, может быть, там и погибли, а может быть, даже и здесь и как это знать? — услышит она и мой, верный ей голос...

Но что до того? Дело не в ней и не во мне, и малые наши светила — душа да в хрупкой груди еще одна хрупкая вещь, горячее сердце, ведь и они только и живы одним великим огнем. Слава богу! И счастлив я верить, уже немолодой, при новом живительном свете,— все в ту же мечту моей юности: на месте острога, каторжной жизни — да будет полный цветов, благоухающий сад! И ежели мой, перед окном, нищ и убог, и ежели горечь струится еще по горбику серой полыни, то все же не только мне грустно, друзья, но и поистине - хорошо.

Декабрь 1918 г.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>)
Москва.


Вернуться к содержанию | Рассказ Сад - Княжна Тараканова - Страдные дни - Свидание трех


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


10.08.2009, 11:38. Иван Новиков.