На главную



Rambler's Top100

Тауэрс в Лондоне.


Роман "Роковая привязанность" [Часть 1; Глава 1; III - стр.7].


III

Ева никогда не покупала вечерних газет, потому что у нее не оставалось времени на чтение. Поездка из офиса, расположенного на Пикадилли, к дому, находившемуся на Дэвис-стрит, была слишком короткой для чтения; оказавшись у себя в квартире, она тотчас принимала ванну, переодевалась и уходила. Если же она оставалась дома, то в спешке принимала ванну, переодевалась и начинала готовиться на кухне к приему гостей. Газеты играли маленькую, несущественную роль в ее жизни — тем более те, что поступали в продажу вечером. В этот вечер она, переодевшись, занималась макияжем, когда нежданный гость нарушил ее планы.

— Решил заглянуть к тебе... Надеюсь, ты не сердишься? Я не помешаю?

Ей удалось избавиться от него лишь через десять минут. Он ушел, забыв в квартире вечернюю газету. Он словно хотел оставить след своего присутствия в комнате, где отнял у Евы драгоценное для нее время. Она сунула газету под диванную подушечку, унесла пустые бокалы на кухню и вновь занялась своим делом. Вся эта гонка оказалась напрасной: кавалер опаздывал. У нее образовалось свободное время; она достала газету из-под подушечки и машинально отправилась на кухню, чтобы бросить ее в ведро, но вдруг передумала. Газета пригодится, чтобы завернуть в нее ветчину, оставшуюся от прошлого уикэнда и уже начавшую портиться. Лучше сделать это сейчас, коль выдался свободный миг, не то к следующему уикэнду..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

Она небрежно разложила газету на столе и шагнула к холодильнику. Мгновением позже, забыв о ветчине, она снова повернулась к столу.

«Джон Тауэре, канадский миллионер, владелец недвижимости...» Тауэре. Нет, не может быть. Это невероятно. Она вцепилась и страницу, забыв о еще не высохшем лаке на ногтях; остальная часть газеты соскользнула на пол.

Джон без буквы «эйч». Джон Тауэре. Это он. Канадский миллионер, владелец недвижимости. Нет, это не он. Но Джон действительно уехал за границу после того уикэнда в Бариане... Бариан! Странно, что она еще помнит название. Она отчетливо увидела дом с белыми ставнями на окнах, выходящих к морю, зеленую лужайку в саду, тропу, ведущую к бухте. Дикое место, подумала она, впервые увидев Бариан, расположенный в семи километрах от ближайшего города и в трех — от шоссе, в конце грунтовой дороги. Ей больше не приходилось возвращаться ту, да. Она была там один раз, которого хватило на всю оставшуюся жизнь.

— ...остановился в Лондоне... невеста-англичанка... Остановился в Лондоне. Вероятно, в каком-нибудь знаменитом отеле. Узнать, в каком именно, не составит труда... Если она захочет это сделать. Конечно, нет. Или захочет?

Джон Тауэре. Она замерла, всматриваясь в нечеткую фотографию. Джон Тауэре. Эти глаза. Глядя на них, внезапно забываешь о боли в пояснице, о сквозняке, обо всем, что беспокоит тебя в данный момент. Ты можешь ненавидеть фортепьянную музыку, но, когда он прикасается к клавишам, ты слушаешь. Он двигается, смеется, делает простые жесты, и ты смотришь на него. Бабник, решила она при первой встрече, но вечером того же дня Макс в их комнате сказал с небрежным удивленным смешком: «Джон? Господи, как ты не заметила? Моя дорогая, он влюблен в свою жену. Забавно, правда?»

Его жена. Ева положила страницу и наклонилась, чтобы поднять с пола газету. Ноги плохо слушались ее, она словно выполняла сложное упражнение; ей вдруг почему-то стало холодно. Машинально сунув газету в ведро для мусора, она покинула кухню и вернулась в тихую гостиную.

Джон Тауэре снова в Лондоне. Смелый поступок! Вероятно, лениво подумала она, касаясь пальцами края шторы и глядя в окно, вероятно, было бы забавно снова встретиться с Джоном. Жаль, что скорее всего он уже не помнит о ее существовании и собирается жениться на какой-то незнакомой ей девушке. Интересно было бы проверить, способны ли еще эти глаза и сильное тело пробуждать в ней странное волнение — теперь, спустя десять лет,— или же она сумеет смотреть на него равнодушно, безучастно. Если влечение имело чисто сексуальную природу, вероятно, второй раз она уже не испытает его... Но существовало что-то другое. Она пыталась объяснить это Максу, не зная в точности, что имеет в виду. «Это не физическое влечение, Макс. Это нечто иное.» Макс натянул на лицо свою знаменитую усталую циничную улыбку и сказал: «Да? Ты уверена?»

Макс Алекзандер. Повернувшись спиной к окну, она подошла к телефону; поколебавшись, Ева опустилась на колени, чтобы достать лондонский телефонный справочник. 

Читайте так же:


 Роковая привязанность | Грин-парк | В поезде | Воспоминания о Джоне | Стерва-гречанка из ресторана | Новость об отце | Тауэрс в Лондоне | Разговор с Алекзандром | Мэриджон | О семье Тауэрсов | Крест Ансельма | Вернулся | Обитель | Визит | В гостиной | Вестминстер | Чаринг Кросс | Приветствие по телефону | Неплохая идея | Беркли-стрит | Забег на длинную дистанцию | Возродить прошлое | Желаю | Найтсбридж | Хочу говорить | Встреча с сыном | В Канаде | Письма | Ради тебя | Дама | В Отсутствующем настроении | Клеопатра | Спешка | Замена Софии | Не думай | Кузина | Два звонка | Пейзаж | Боль | Бухта | Нет логики | О матери | Не убивал | Аккорды | Планы | Работы | Хобби | Сент-Ивс | К Плоским скалам | Скалы | Потому что | Загадочность | Конверт | Амазонка | Бессмысленное занятие | Антипатия |Раскованность | Жалость | Посмешище | Несчастный мальчик | Гнетущая тишина | В прошлое | Тень разочарования | У Хоукинсов | В Маллионе | Любовница | Увези его | Ощущение страха | Спящую собаку | Из другого мира | Признание Евы | Осталось тайной | Уголок Сассекса | Откровенно | Ужасная сцена | Брат и сестра | Самое худшее | Цвет | Один лжет | Паника | Мысль о самоубийстве | Майкл - убийца | Черная пелена | Огонек фонаря | В полицию | Ближайшим рейсом | Картина событий | Сообщница-конспиратор | Ей одной | Эпилог


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий


27.09.2009, 12:36. Сьюзан Ховач.