На главную



Rambler's Top100

Цвет.


Роман "Роковая привязанность" [Часть 2; Глава 5; VI - стр.78].


VI

Я действительно люблю Джона, и он любит меня, но эти слова не отражают подлинную сущность ситуации. То, что связывает нас, не исчезло бы даже в том случае, если бы мы ненавидели друг друга. Точнее всего я могу описать это одним словом — цвет. Когда Джона нет, мир становится черно-белым, я живу лишь вполовину, страдаю от одиночества. Когда он со мной, мир окрашивается в яркие цвета, я могу жить, одиночество теряет свою осязаемость. Вот что происходит со мной, но Джон ощущает все по-другому. Без меня его не окружают черно-белые сумерки. Он живет в ином, иначе окрашенном мире; он может скучать по мне, но все же способен вести полную, нормальную жизнь. Он мог жениться и обрести счастье в браке, а я знаю, что никогда больше не выйду замуж. Мне не следовало выходить за Майкла. Но Джон велел мне сделать это. Я была несчастна; он решил, что брак разрешит мои проблемы. Я всегда была несчастна...

Не помню, когда я впервые осознала это. Наверно, после развода родителей Джона, когда меня разлучили с ним, отправив в монастырь. Помню, каким странным показался мне мир без Джона.. Когда мне исполнилось четырнадцать лет, его отец забрал мен из обители, я смогла жить в его лондонском доме, в моей жизни снова появился Джон. Мы оба поняли тогда, что происходит с нами Это было восхитительно, мы словно открыли новое измерение... Но его отец все истолковал превратно; подозревая худшее, он решил снова разлучить нас на какое-то время. Тогда я начала встречаться со многими мужчинами, пытаясь любыми средствами вернуть краски моему черно-белому миру... Джон женился на Софии. Я была рада тому, что он обрел счастье, хотя страдала, потеряв Джона. Мне было бы легче, если бы она нравилась мне, но она была маленькой глупой стервой — я не могла понять, что он нашел в ней... Я меняла мужчин до тех пор, пока однажды не попала в беду. Во мне зародилось глубочайшее отвращение к мужчинам, жизни, целому миру. Джон излечил меня. Я навестила его в Бариане; он вернул меня к жизни и обещал поддерживать контакт со мной. После этого я вышла за Майкла. Бедный Майкл. Он всегда был очень добр ко мне, а я так и не сумела отблагодарить его.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

Она замолчала. В комнате стало тихо.

— Даже Майкл не все понимал правильно,— произнесла она наконец.— Он склонялся к мысли, что нас связывали с Джоном какие-то запретные отношения, но это было неправдой. В наших редких объятиях не было ничего чувственного, присущего адюльтеру. То, что нас связывало, лежало в другой плоскости, и я не вижу в этом ничего порочного. Но Майкл что-то подозревал. А София... София вовсе ничего не понимала. Господи, она была такой глупой! Если когда-либо женщина сама оттолкнула от себя мужа, то это была София.

Где-то хлопнула дверь. На лестнице раздались шаги, кто-то позвал Сару по имени.

Мэриджон отперла дверь; Джон повернул ручку и ворвался в комнату.

— Сара,— начал он и тут же осекся, столкнувшись лицом к лицу с Мэриджон.
— Я пыталась объяснить ей,— тихо сказала она.— Пыталась объяснить насчет нас.
— Она уже знает. Ты опоздала. Мэриджон побелела.
— Каким образом...
— Я сам ей сказал,— произнес Джон; Сара увидела, что они оба повернулись к ней.— Я решил, что Майкл ей сказал. Думаю, она уже догадалась, что у нас с тобой был серьезный мотив для того, чтобы убить Софию,

На дороге было темно, но, к счастью, у механика нашелся фонарь. Джастин, охваченный нетерпением, заметил в сотне метров от дороги освещенное окно фермы и зашагал туда.

— Я скоро вернусь,— бросил он через плечо механику.— Мне необходимо позвонить.

Грунтовая дорога была неровной, с фермы несло навозом. Женщина, открывшая дверь, не проявила бурного восторга, когда Джастин вежливо попросил разрешения воспользоваться телефоном, однако она все же провела его в холл и оставила там одного.

Дрожащей рукой он набрал номер коммутатора в Сент-Джасте. Ему показалось, что прошла целая вечность, прежде чем телефонистка ответила ему.

— Пожалуйста, Сент-Джаст; номер пять-восемь-четыре. Снова потекли мгновения; наконец Джастин услышал гудки,

и его пальцы еще сильнее стиснули трубку. Гудки не умолкали.

— Извините, сэр,— вмешалась наконец телефонистка,— номер не отвечает... 

Читайте так же:


 Роковая привязанность | Грин-парк | В поезде | Воспоминания о Джоне | Стерва-гречанка из ресторана | Новость об отце | Тауэрс в Лондоне | Разговор с Алекзандром | Мэриджон | О семье Тауэрсов | Крест Ансельма | Вернулся | Обитель | Визит | В гостиной | Вестминстер | Чаринг Кросс | Приветствие по телефону | Неплохая идея | Беркли-стрит | Забег на длинную дистанцию | Возродить прошлое | Желаю | Найтсбридж | Хочу говорить | Встреча с сыном | В Канаде | Письма | Ради тебя | Дама | В Отсутствующем настроении | Клеопатра | Спешка | Замена Софии | Не думай | Кузина | Два звонка | Пейзаж | Боль | Бухта | Нет логики | О матери | Не убивал | Аккорды | Планы | Работы | Хобби | Сент-Ивс | К Плоским скалам | Скалы | Потому что | Загадочность | Конверт | Амазонка | Бессмысленное занятие | Антипатия |Раскованность | Жалость | Посмешище | Несчастный мальчик | Гнетущая тишина | В прошлое | Тень разочарования | У Хоукинсов | В Маллионе | Любовница | Увези его | Ощущение страха | Спящую собаку | Из другого мира | Признание Евы | Осталось тайной | Уголок Сассекса | Откровенно | Ужасная сцена | Брат и сестра | Самое худшее | Цвет | Один лжет | Паника | Мысль о самоубийстве | Майкл - убийца | Черная пелена | Огонек фонаря | В полицию | Ближайшим рейсом | Картина событий | Сообщница-конспиратор | Ей одной | Эпилог


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий


14.10.2009, 09:52. Сьюзан Ховач.