На главную



Rambler's Top100

В Белом доме.


Рассказ: "Если ты хочешь, дорогая". Страница №8.
Рассказ Юджина Паппероу: "Если ты хочешь, дорогая...".
Страницы: -
1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 -

Истина всплыла очень скоро. Настоящим покупателем дома оказался Чарли Уэйн, заплативший пять тысяч долларов сразу и обязавшийся выплатить еще двадцать тысяч ежемесячными взносами в течение десяти лет. Джим Хенфорд был вне себя от ярости, узнав, кто стал владельцем его дома. Он подозревал, что дело здесь нечисто, но доказать ничего не мог. Салли крыла своего придурка мужа на чем свет стоит за то, что он потратил все сбережения на эту бессмысленную покупку, но он только усмехался, говоря, что ведь она сама мечтала об этом доме.

Совершив эту нелепую покупку, он больше ею не интересовался. В его лаборатории наконец-то завершили большую работу по низкотемпературному биологическому разделению низкосортной нефти-сырца на фракции. Это означало, что законсервированные из-за низкой рыночной стоимости месторождения такой нефти можно начинать эксплуатировать, так как биологическое фракционирование оказалось намного дешевле химического. Метод запатентовали, и Чарли Уэйн вместе с тремя другими сотрудниками лаборатории, участвовавшими в этой работе, ожидал больших отчислений от нефтедобывающих компаний. Салли наконец-то была счастлива. Лишь одно мешало ее счастью быть полным — великолепный дом, предмет ее вожделений, принадлежал ей, но — увы! — в нем нельзя было жить. А главное, что все соседи, организовавшие союз в защиту своих прав, добивались сейчас в федеральном суде, чтобы дом снесли, весь верхний слой земли с участка срыли бульдозером и вывезли на свалку, а сам участок залили негашеной известью. Члены союза требовали, чтобы все эти работы новый владелец участка либо оплатил из своего кармана, либо уступил участок правительству, чтобы оно провело эти работы. Незаметно наступил ноябрь. Чарли Уэйн вдруг стал проявлять повышенный интерес к сводкам погоды, хотя раньше ими совершенно не интересовался. Однажды в пятницу вечером, услышав в вечерней программе новостей, что ночью на почве ожидаются заморозки, Чарли Уэйн подозвал жену и ликующе сказал:

— Собирай вещи, дорогая, завтра переезжаем в наш дом.

— Ты совсем рехнулся, да? К нему же ближе, чем на сотню ярдов не подойти, — нервно огрызнулась Салли, но глаза ее смотрели на мужа с надеждой.

— А я тебе говорю, собирай вещи. Завтра уже никакого запаха не будет.

Назавтра, когда все вещи были уже упакованы, сложены в грузовой фургон, зазвонил телефон и репортер «Нью-Йорк тайме» взволнованным голосом спросил Чарли Уэйна, знает ли он, что запах, которым его дом отравлял всю округу в течение нескольких месяцев, внезапно исчез сегодня ночью? Это настоящая сенсация.

— Что вы говорите? — фальшиво изумился Чарли, — исчез запах? В таком случае мы с женой немедленно выезжаем.

Вселение прошло под щелканье фотоаппаратов полудюжины репортеров, примчавшихся из города в погоне за сенсацией. Чарли Уэйн охотно дал интервью, в котором пояснил, что не знает, отчего появился запах. Нет, он не думает, что запах вновь появится. Вероятно, это было какое-то еще неизвестное современной науке явление природы, прекратившееся так же внезапно и необъяснимо, как и возникло. Вечером, сидя на диване в просторной гостиной нового дома, Салли, испытующе глядя мужу в глаза, спросила:

— Скажи, дорогой, ты ведь не считаешь меня полной идиоткой?

— Конечно, нет, — отшутился Чарли, — разве ты полная? У тебя прекрасная фигура и полнеть ты начнешь еще не скоро.

— Значит, все-таки идиоткой ты меня считаешь? — обидчиво уточнила Салли, отодвигаясь на другой край дивана.

— Нет, дорогая, конечно нет. С чего это тебе взбрело в голову?

— Тогда объясни мне, пожалуйста, как так получилось, что этот дом стал пахнуть на следующее утро после того, как мы здесь были в гостях? И откуда ты знал с вечера, что утром запах исчезнет? Только не говори мне про неизученные явления природы, ладно? 

Чарли смущенно засмеялся, взъерошил волосы, снял очки, покусал дужку и, опасливо оглянувшись по сторонам, вполголоса поведал жене всю историю своего открытия, его испытание на берегу океана и первый опыт «практического применения». Салли только охала, слушая его рассказ и глядя на мужа каким-то новым взглядом. — Но ты же сказал, что для активации этого вещества нужен солевой раствор, а ты рассыпал на участке один сухой порошок.

— Да, но у Джимми Хенфорда есть две милые собачки, которые любят задирать ногу у каждого дерева.

— Ох, Чарли, — зашлась в смехе Салли Уэйн, — ты меня уморил. Использовать бедных собак в качестве диверсантов в собственном доме.

— Скорее уж как мины с часовым механизмом, — хохотал Чарли вместе с ней.

— Послушай, — успокоившись наконец, спросила мужа Салли. — А как же ты узнал заранее, что запах на утро исчезнет?

— А как же иначе? Я услышал по телевизору, что ночью будут заморозки, а мой ЧУ-12 сделан на основе гигантской белковой молекулы. При минусовой температуре она просто распадается и изменяются все свойства вещества.

— Ну, милый, — восхитилась Салли, — с такой головой тебе только Президентом быть. Жили бы мы с тобой тогда в Белом доме, приемы устраивали...

— В Белом доме? — Чарли задумчиво посмотрел на жену поверх очков. — Ну что ж, если ты хочешь, дорогая... 

Читайте так же:


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Дата публикации: 04.06.2009, 09:39
Автор: Юджин Паппероу.