На главную



Rambler's Top100

В Оболенском.


Рассказ "Варенька из Прилеп". Глава III.


Вернуться к содержанию | Рассказ Варенька из Прилеп - Тихое очарование - В Оболенском - Досада

III

Игнатий Петрович в Оболенском гостит третий день. Дом у сестры большой, старый, склад жизни весьма беспорядочный, часов в доме семь, и разница в их показаниях доходит до двух часов и более (причина запоздания лошадей); встают поздно, день протекает в смене еды и питья, хозяйственных распоряжений, приема гостей. Последних в праздничные дни великое множество, и состав их крайне смешанный; на свежего человека, слегка скептического и холодного, как Игнатий Петрович, каждый из них производит впечатление живой карикатуры. Один, высокий и черный, с жилистой, темной шеей, выступает по паркету, как гусь, а смех его — изумительная имитация лошадиного ржания, и весь он — странная смесь лапчатой птицы, коня и смышленого человека; другой безмолвно сидит в течение пяти-шести часов, коптя свои седые усы, и без того уже под носом янтарного цвета, из коротенькой трубочки с египетским табаком Бостанжогло, за ужином напивается и обретает дар слова; тридцать или сорок минут болтовни и отборных любезностей дамам истощают его до крайних пределов, и он засыпает на старом турецком диване в одной из отдаленнейших комнат, пробравшись туда потихоньку; до утра его не тревожат, и на ранней зорьке он уезжает домой; он холостяк и прелестнейший человек, говорят; еще один - кавалер, о котором вздыхают, трубчевский помещик, с усами колечком и с французским произношением, напоминающим лай зарвавшейся гончей; у него голубые в полоску носки, пестрый жилет с подпалинами, красные запонки и галстук цвета перезревшей оливки, с горошком; и таких посетителей богатый подбор. О дамах и думать не хочется.

У каждого из мужчин свои поговорки, неизменные, повторяемые из года в год; оселком остроумия является выпивка, один зовет водку молоком от бешеной коровы, другой возглашает каждый раз с точностью механизма, держа рюмку перед собою: «Здоровье ваше — горло наше»,— и выпивает ее, вытирая салфеткою губы перед закуской; ему вторит сосед, любезный сорокалетний толстяк: «Посторонись, душа: оболью!»  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

Впрочем, все они, может быть, превосходные люди, нельзя судить о них с высоты птичьего полета, но и отказать себе в этом не слишком веселом удовольствии жаль: оно любопытно. Кроме того, так легче забыть о себе. Странным образом в эти последние дни Игнатий Петрович почувствовал, точно бы вновь, свое одиночество. Не здесь, в Оболенском, а вообще меж людей. Служба, бумаги, дела — пока жизнь течет в этом русле, она полна по-своему, но стоит отойти от нее и взглянуть на себя со стороны, как на других, и вот горькое чувство заполняет, вливаясь, пустоту освободившихся дней.

Игнатий Петрович сидит у окна и глядит на двор. Снег не идет, но выпавший — свеж и приятен для глаза; деревья гнутся под тяжестью белых пластов; на раките у кухни черными комами взмостились индейки на ранний ночлег; видно налево, как рубят для топки дрова, проходит кто-нибудь по двору время от времени: ленивой походкой работник, женщина с кухни, раздетая, перебегает в рабочую избу; проскачет, лая на ветер, собака; трое детей лепят огромную бабу; она похожа на идола, с пуком вихрастой соломы на голове, черными углями глаз и алым ртом из моркови; каждый вечер забава одна: бабу рушить; в этом деле принимает участие большая ватага людей, причем достается изрядно всем участникам свалки: грубоватая, веселая баталия, смех, жизнь.

На пороге людской стоит старый пес, он часто хворает, шерсть стала плоха, еду отбивают здоровые, молодые и наглые; избыток сил в них кипит, много бегают, много едят, лают зря, но в них нет никакого почтения к старости и прежним заслугам. Пес смотрит уныло и долго на двор, на снег, на возню ребят; потом так же уныло и виновато поворачивает тощее тело и идет с крылечка в холодные сени. Он выглянет еще раз или два до наступающей ночи, которая обещает быть долгой и невеселой. Игнатий Петрович понимает его.

Но вдруг пес поднимает на полпути старую, но еще не утратившую чутья, умную морду и заливается хриплым, простуженным лаем, в котором сквозит явная гордость, что он первым открыл приближение подъезжающих. Лай дружно подхвачен, все обитатели дома, кухни, людской 'прильнули к прохладе стекла; здесь тот же. инстинкт, что у собаки; увидеть приехавших первому.

Скоро из-за поворота, скользя, подбежали и санки, они были красивы, расписны и легки; за кучера сидел мальчик в красном шарфе с желтыми полосками, в самих же санках в белых платках поверх шапочек — две женские фигуры; лиц не разобрать, видно лишь: что-то там розовеет; похоже, будто цветы, щедро и густо завернутые, как умеют это делать с любовью в больших магазинах, в мягкую белую бумагу, густо смятую наверх, но она растрепалась, и цветы розовели; розы в снегу. Двор и дом оживились, все были рады приехавшим, собаки виляли хвостами и толкались мордами в нарядные шубки, мешая высаживаться: они разделяли общую радость. Мимо Игнатия Петровича спешно проходит сестра; она седа, но еще молода, высока и стройна; после мужа она для всех неожиданно начала жизнь как бы вновь. Братнин приезд также радовал ее: он был у нее в первый раз в этом поместье.

— Теперь ты не будешь скучать,— говорит она, проходя мимо него и с легкой лаской касаясь волос,— Седеют. Да что с тобой?
— Ничего, ничего,— спешно отвечает ей брат.— Иди себе, иди... О Вареньке у сестры он не спрашивал и не называл ее имени вовсе, так что она вряд ли что и поняла.
— Это Варенька,— сказала она.— Ты увидишь, какая она. Я рада.— И, уже уходя, добавила: — С Сашей, сестрой...

В передней уже слышны приветствия, поцелуи. Игнатий Петрович не двигался с места; он не узнавал себя, он чувствовал, как сердце его, приостановившись, часто забилось, и горячая краска обожгла лицо. «Старый дурак»,— подумал он про себя и разгладил усы.

Вернуться к содержанию | Рассказ Варенька из Прилеп - Тихое очарование - В Оболенском - Досада


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


11.08.2009, 18:54. Иван Новиков.