На главную



Rambler's Top100

Зачем я иду?


"Рассказ о прохожем" страница 3.


Вернуться к содержанию | Рассказ о прохожем - Лиризм - Зачем я иду - Сердце приоткрылось - Нагнал свое прошлое

Перешли опять ко мне в кабинет. Никита Петрович сел на диван, и она на диван, Неузнаваема нынче! Он вытянул ноги, откинул свою уже чуть посеребренную голову, закрыл глаза, помолчал. Как-то замолкли и все.

— А почему непременно сценку надо искать в литературе? — сказал он внезапно.— Ведь в жизни... да и не в жизни. Хотите, я вам сейчас выдумаю?

Мы попросили, но, ясно, и без того рассказал бы.

— Ну, представьте себе...— Молодым движением он подобрал ноги, окинул руками колени, выпрямил стан и, чуть покачиваясь, начал рассказывать: — Ну представьте себе именно раннюю весну. Первая бабочка, золотая лимонница, ищет цветов. Но цветов еще нет, летает по лужам. А земля уже теплая — к полудню; можно сидеть. И солнце с утра гуляет в лесу, между ветвей. Птицы поют. А по оврагу ручей низвергается маленьким водопадом, и веселая, кудрявая вода бежит и гремит по камням.

Да... ну и вот — молодежь. К экзаменам, что ли, готовятся. Вышли из города по большаку на лесную поляну и, представьте, играют, играют, точь-в-точь как козлята на первом зеленом лугу. Неизвестно, во что. Смех, беготня... то самое лучшее, когда неизвестно, во что. Впрочем, кажется, эта игра называется юность. А юность, когда уже будто бы девушки, а всего лишь девчонки — зелененький, кисленький виноград; да и мальчишки под стать: какой-нибудь этакий паренек может, пожалуй, уже и задымить папироску, но с настоящим азартом гоняется все еще за лягушками. (Тут наши девочки фыркнули.) Все, конечно, на «ты», все звонко, догнав, хлопают друг дружку между лопаток почем зря, и чем звончее шлепок, тем веселей: талая молодая вода. И вот, допустим, аэроплан. И летит прямо к городу.

«Ой, сядет у нас!»
«Поглядите, кружит!»
«Ребята, как низко!»

И все взгомозились, как птицы, все побежали. А у одной девушки подвернулась нога. Ну, не очень — вы не пугайтесь. Присела, потерла, губки зажала. Ей машут, и машет она: «Не пойду!» Может, оно и обидно, что не может бежать, а отчасти немножко ведь и приятно: остаться одной... Тишина. И сразу заметила: облака,— а то не видала! И как воздух на горизонте колышется сам и легонько вокруг все поколыхивает. И так сидит, и молчит, чуть наклонившись, а солнце ей льется за шею. А от города, видно, со станции, идет человек. Рюкзак за спиной и кепка в руке, ветерок шевелит его волосы. Идет, приближается: видно, глядит перед собою, а видит ли что? Весь он ушел в какую-то думу. И он еще молод: может быть, двадцать два — двадцать четыре. И все же остановился перед... и даже не знаю, как и зовут ее. И рассеянно, почти машинально, спросил:

«Вы что тут? Вам плохо? Вы нездоровы?»
«Нет, ничего, так, немного... нога».
«Да, да... это бывает... поболит и пройдет. Это не страшно».

Постоял, помолчал, сел. Случайный прохожий.

«Это не страшно. А я вот... зачем я иду?»

Вернуться к содержанию | Рассказ о прохожем - Лиризм - Зачем я иду - Сердце приоткрылось - Нагнал свое прошлое


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


20.08.2009, 11:41. Иван Новиков.