На главную



Rambler's Top100

Жениха хорошего, милая барышня.


Рассказ "Вечер в театре". Пятая глава, пятая страница.


Вернуться к содержанию | Рассказ Вечер в театре - В театр врагами - Необыкновенный человек - Прокудин - Жениха хорошего - Вот и вершина - Не любимого же потеряла

V

Обед в этот день Наташа просила подать к себе: ей не хотелось видеть людей. От болтушки Дуняши, горничной доктора, она узнала, что домохозяин еще с утра заказал ей большую корзину цветов. Она об этом догадывалась и сама еще раньше: милейший Семен Максимович третьего дня, будто бы между прочим, допытывался у нее, какие цветы она любит больше других. Но и этот знак внимания как-то лишь слабо тронул Наташу. Смутное ее состояние, затушенная тревога и возбуждение не покидали ее. Тот же Семен Максимович, шутя, вчера ей сказал:

— Если бы мог, я поднес бы вам в бенефис подарок особый.
— Какой же?— спросила Наташа.
— А вы не рассердитесь?
— Нет.
— Жениха хорошего, милая барышня.

Наташа не рассердилась, но шутка эта не показалась ей веселой. Странная слабость одолевала ее; закутаться бы в оренбургский белый платок и сидеть так, не двигаясь, в кресле. И чтобы печи топились... И никуда не идти. «Не простудилась ли я?»  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>). И впрямь легкий озноб охватывал тело Наташи, а сердце сжималось каким-то нелегким предчувствием. Где теперь он? И неужели ничто не досягает до него хотя бы сейчас, из вечерних Наташиных томлений? Совсем ли забыл ее? Возможно ли это?

Будь Наташа сегодня в состоянии ровном, ее только радовал бы и весело возбуждал шумный гул голосов по коридорам театра и в зрительном зале, достигавший неопределенно даже кулис; было опять похоже на море и темный, невидный прибой. Но сейчас, пока сидела она, наклеивая перед зеркалом черные густые ресницы поверх своих и отдавая голову во власть горячих щипцов, она не чувствовала доброты и расположения тех, кто заливал густою толпою весело освещенный зал. Еще с утра был аншлаг, и только после звонков померкнут огни, все притаится там и насторожится. Если думать о море, то это как стая птиц, густо усеявших берег,— темных и неизвестных, а когда сдвинется занавес, заплещут они крылами, и бог знает, что еще будет: ибо творят они суд и расправу по своим неисповедимым законам.

Бывает так в жизни: Наташа чего-то ждала и была совершенно права в этом своем ожидании. Неясною тяжестью тяготило оно и мешало играть, пока наконец не разрешилось. Первый акт прошел у Наташи смутно и плохо; в этом она не могла ошибиться. И дружные аплодисменты при встрече и горячие вызовы были ей больны; она не заслужила их, а если и заслужила, то в прошлом. Сегодня же от нее еще ждут. От Наташи не ускользнул и тот особенный взгляд Сатина, с которым он взял ее руку и провел до кулис. Был он сейчас по-необычайному кроток, а в глазах явно сквозила тревога: он за нее волновался, не понимал и... жалел. Это последнее было непереносимее всего. Наташа вошла к себе и, не удержавшись, заплакала. В эту самую минуту к ней постучались и подали карточку: Виктор Андреевич Волохов. Наташа быстро закрыла руками лицо, встала и села опять.

— Просите,— сказала она и отняла руки от глаз; лицо ее было счастливым, взволнованно-озаренным.

Вернуться к содержанию | Рассказ Вечер в театре - В театр врагами - Необыкновенный человек - Прокудин - Жениха хорошего - Вот и вершина - Не любимого же потеряла


Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


18.08.2009, 15:27. Иван Новиков.