На главную



Rambler's Top100

Жизнь - работа.


Сборник для концерта "Эстрада".


Вернуться к содержанию >>>

Если считать, что работа — это твой второй дом, то, наконец, нам построили и первый. Долгожданный, девятиэтажный жилой дом со всеми несовмещенными удобствами. Въезжали мы в него торжественно, как в освобожденный город. Въезжал лично директор, въезжали его заместители, въезжали начальники отделов и прочие совершенно рядовые сотрудники со своими чадами и домочадцами. И, позабыв о лестницах служебных, дружно размещались на одних лестничных клетках начальники и подчиненные. Радостно было и хорошо...

На следующий вечер после новоселья у меня в квартире раздался телефонный звонок.

— Зайдите, пожалуйста, к Петру Петровичу. Квартира двадцать восемь.

Петр Петрович — это мой непосредственный руководитель.

— Что-нибудь случилось? Ему плохо? 
— Ему нормально. Зайдите и не задерживайтесь! На всякий случай переодеваюсь из пижамы в костюм. Бегу.

Петр Петрович тоже встречает меня при полном рабочем параде. Даже в нарукавниках.

— Пошли,— говорит,— уже опаздываем.
— Как опаздываем?
— Директор вызывает. На двадцать часов ровно.
— Какой директор? Куда? Зачем?
— Наш директор. К себе в квартиру. На совещание.
— Так рабочий день окончен вроде бы? Мы же дома вроде бы?
— Это только вроде бы!
— Ладно... А жене позвонить можно? В кино мы собирались..  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).
— Звони. Только быстро!

Быстро позвонил, быстро кое-что насчет себя от жены выслушал, и мы с шефом побежали. Дверь нам открыла секретарь директора (она живет этажом ниже). В комнате сидели уже все начальники отделов.

— Опаздываете! — укоризненно заметил директор. — Лифт сломался! — оправдывались мы,
— На первый раз прощаю, а вообще, надо пораньше из дому выходить! — сказал директор и открыл совещание.

Только в полночь я был у себя. А на семь утра в красном уголке нашего дома была назначена общая планерка института... В институте мы теперь почти не бываем. Только и успеваем мотаться по этажам и подъездам нашего дома. Я уже схлопотал два-выговора. Один — за то, что не предупредил о походе с женой в театр, другой — за то, что поздно вернулся из гостей.

— Жизнь — это работа, а работа — это жизнь! — любит говорить наш директор.

В институтских помещениях теперь пусто, и даже уборщицы приходят к нам на квартиры. Жена и сын, чтобы не мешать моей работе, теперь живут у тещи. А вчера жена составила такое объявление: «Меняем двухкомнатную квартиру со всеми удобствами на любую в любом доме». Я прочел, добавил «по собственному желанию» и понес к директору на подпись. По привычке. А он не подписал. Тоже по привычке.


Вернуться к содержанию >>>

Читайте так же:



Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий


08.07.2009, 10:09. Аркадий Инин, Л.Осадчук.