На главную



Rambler's Top100

Зиновия, Пельажи и Надин.


Роман, приключение "Сердце и думка". Страница: 98.


Зиновия была бы прекрасная девушка, очень милая, простодушная, но также задумывалась. Причиной ее дум были сны; она совершенно верила снам; от сна зависел ее день, расположение духа, ум, свойство и даже сердце. Если б, например, сердце ее вздумало полюбить кого-нибудь достойнейшего из достойнейших и полного любви взаимной, но во сне увидела бы она что-нибудь вроде баллады «Людмила» — кончено! она бы стала бояться его как выходца с берегов Наровы.

Пельажи также была бы не последним цветком в букете тюбви, если б не боялась глаза. Почти всякий день она пила воду с уголька. Изъявления удовольствия и радости были в ней всегда принужденны, без улыбки приятной и без участия, потому что она боялась чувствовать радость, чтоб не сглазить исполняющегося желания.

Надин также могла бы быть украшением своего пола, но она была испорчена: с ней часто делались дурноты — ужасные дурноты; а никто не мог постигнуть причины. Советовались с докторами; доктора пробовали лечить и тем, и сем, прописывали микстуры в жидком виде, в склянках, в порошках и в пилюлях, пользовали без всякой пользы от спазмов грудных и желудочных и даже от размножения посторонних тел — ничего! Дурнота й дурнота в неопределенное время, без всяких периодов, до обеда, после обеда, поутру, ввечеру, дома и повсюду; только всегда днем, вовремя сна никогда: сон ее был тих и спокоен, аппетит хорош, пульс правилен, никаких местных болей нет.  (Материал представлен сайтом: www.nastyha.ru - <a href="http://nastyha.ru">Культура и искусство</a>).

«Что это значит? — говорил консилиум,— это какая-нибудь болезнь, неизвестная медицине, болезнь, существующая только в России?» После долгих соображений решили, однако же, что, вероятно, поражен чем-нибудь какой-нибудь нерв, который, приходя в сотрясение, сотрясает cerebrum . Нужно было испытать, которое из пяти чувств сотрясает этот нерв? Вкус и осязание явно не вредят ему; зрение также не производит припадка: перед глазами Надины проводили все семь цветов порознь и в смешении; испытывали и обоняние: ставили на ночь в комнату ее разные растения, раздражающие нервы,— они не вредили. Наконец, стали испытывать слух; сперва музыкой инструментальной: перебрали все дуры и моли — ничего; потом вокальной музыкой: пропели чувствительный французский романс, итальянскую бравурную арию, горловую песню тирольскую — все ничего.

— Et bien un air russe! — и попросили одного молодого человека запеть русскую арию; он запел трубным гласом:

Мы-мы-мы идем на поле бррани!
Тррр! Трррубный звук и баррабанный грром!
Чу-чу-чуудо богатырь! во длани
Гррозный ммеч и на челе шелом!
Ща-ща-щастье и победа с хррабррым,
Чурррр, не рробеть и вперед напрролом,
Ус свой черрный поррохом нафабрррим,
Не огнемм все возьмемм, а беллым рружьем!

— Шш! Шш! — раздалось по зале. Певец умолк.
— Что такое?

Надине дурно, Надина почти без памяти на руках матери.

— Sufficit! Manifestum est! — сказал один из докторов,— теперь понятно, в чем дело: чувствительный и нежный слух ее не переносит русских звуков — и не удивительно: во мне самом некоторые звуки производят сотрясение. Должно полагать, что ухо ее поражается буквами stctcha, tstse u ouoi 
— Скажите, пожалоста,— продолжал он, обращаясь к матери Надины,— не имеет ли дочь ваша отвращения от русского языка?
— Ах, она его терпеть не может и сама никогда не говорит,— отвечала родительница.
— Гм! — сказали доктора в одно слово,— это болезнь национальная! — и, заговорив по-латыни, они пожали плечами.
— Одно средство—отправить за границу.
— О, нет! — сказал про себя один медик,— что производит болезнь, тем надо и лечить: чтоб укрепить и приучить ее нервы к еры и ща, надо выдать ее замуж за какого-нибудь ерыгу и кормить щами.

Такова была Надина.

Что же касается до Барб, то она была существом совершенно идеальным, сладостным, мечтательным и нежно ахающим. Беленькая собой и в беленьком платьице, она была похожа на зайку на задних лапках. 


Первая и вторая часть книгиПосещения (стр.63) — Поскорей (стр.64) —  Считаться женихом (стр.65) — Блаженство (стр.66) — В дорогу (стр.67) — Знакомство (стр.68) — Речь (стр.69) — Экзерцирхауз (стр.70) — Тайные переговоры (стр.71) — Ведьма (стр.72) — Обязанность родителей (стр.73) — Намерение (стр.74) — Заступаться (стр.75) — По пословице (стр.76) — Сова Савельевна (стр.77) — Верное сердце (стр.78) — Пятница (стр.79) — Любопытные вопросы (стр.80) — Игра в карты (стр.81) — Вечерело (стр.82) — Выговор начальника (стр.83) — Верное сведение (стр.84) — Настал черед (стр.85) — Думки нет (стр.86) — Приношение (стр.87) — Невежество (стр.88) — Чтения (стр.89) — Эвелина (стр.90) — На север (стр.91) — Санктпетербуржская ночь (стр.92) — Думка-невидимка (стр.93) — Новое лицо (стр.94) — Вторник (стр.95) — Шесть подруг (стр.96) — Мельани и Агриппинё (стр.97) — Зиновия, Пельажи и Надин (стр.98) — Кавалергард (стр.99) — Атташе (стр.100) — Капитан (стр.101) — Поверье (стр.102) — Мщенье (стр.103) — Мучения (стр.104) — Икс (стр.105) — Нечистая сила (стр.106) — Черный глаз (стр.107) — Ловец в обществе (стр.108) — У Вернецких (стр.109) — Нерешительность (стр.110) — Второе приглашение (стр.111) — Пожар (стр.112) — Спаситель (стр.113) — Претлошение (стр.114) — Свадьба (стр.115) — Ивановская ночь (стр.116) — Последствия (стр.117) — Конец (стр.118)

Комментарии пользователей



Добавить комментарий | Последний комментарий

Читайте так же:


11.11.2009, 11:19. Вельтман А.Ф..